На рецензию-22: Николай Заболоцкий
/ АП Рецензії /
Защитная маска своими руками
/ АП Текущий момент /
Yes / No
/ АП Текущий момент /
Сейчас на сайте 1914 человек
Кто онлайн?
Популярное
Новые авторы
Присоединяйся
twitter
youtube
Нет статуса

Автор: Пилипенко Сергей Андреевич
Тема: Свободная тема
Опубликовано: 2017-03-02 09:05:35
Автор не возражает против аналитического разбора и критики в рецензиях.

Прошу выдать мне сапоги....

      Всякому, кто в той или иной мере был связан с неприглядной пенитенциарной системой Сибири, и
особенно Красноярского края, известна фраза, на первый взгляд лишенная преамбулы и всякого реального
смысла… Она звучит так: «И поэтому, прошу выдать мне сапоги». Что за сапоги? Зачем выдать? Почему именно
сапоги? Обычно на зоне и в тюрьме ей заканчивали всякий рассказ или фразу, из которой нельзя было сделать
разумный вывод и сформулировать краткое резюме. Это было как бы универсальное окончание всякого
рассказа, которым можно закончить любое произведение, новеллу, повесть, роман, пьесу. Ну, типа - «он ушёл
в город и больше не вернулся».  Или очень распространённая у писак фраза, завершающая множество
незавершённых сюжетов – «но это уже совсем другая история». Если спросить любого татуированного с ног до
головы синими куполами и воровскими звёздами носителя этой достаточно закрытой субкультуры, что она
означает - он обычно затруднится ответить, или выдаст версию, не имеющую к истинному её происхождению
никакого отношения. Этот спич про сапоги уже появился и в информационном пространстве, но преподносится
он всегда в усечённом варианте и с разной степенью правдивости. Чтобы поставить точки над «i», я просто
обязан рассказать, как это было на самом деле.

     Настоящий автор эти строк, исчез в неизвестности и в бесславии, так и не поняв, что сотворил как бы
сейчас сказали «мем» или, по-другому говоря, универсальный смысловой суррогатный заменитель, для
десятков тысяч своих безвестных последователей и собратьев по колючей проволоке и стальным оконным
решёткам. Звали этого доселе неизвестного человека Лёха Онобченко. Это был долговязый и сутулый субъект,
лет примерно сорока пяти – сорока восьми, отбывающий пятилетнее заключение на зоне ИТК – 288/28,
расположенной в таёжном посёлке Верхние Тугуши, что на самой границе Иркутской области и Красноярского
края. В принципе, до этого эта зона была знаменита только тем, что там отбывал наказание ныне известный
поэт и создатель философских «гариков» Игорь Губерман.

     Лёха Онобченко на лавровый венок и славу поэта не претендовал, но, тем не менее, небольшую
всезоновскую славу обрёл заслуженно! Его перлы частенько вольно или невольно цитировались  сидельцами
и, будь я в ту пору дальновиднее, мог бы много чего записать из его «крылатых» фраз. Он мыслил
нестандартно, и никогда нельзя было предугадать, в какие дебри напролом рванёт его фантазия. Даже сама
его фигура выдавала в нём неординарного человека. Он был достаточно высокого роста, под метр девяносто,
но при этом ещё и сутулый. И походка и решительное выражение лица говорили, что такой человек не
стушуется и за словом в карман не полезет. Но при этом все его слова и манера общения были столь
необычны, что невольно заставляли улыбаться. Хоть и был он доверчив и наивен как ребёнок. Сама эта фраза
была вырвана из контекста его заявления к начальнику колонии Здорову и быстро была пущена в
самостоятельное плавание по тюрьмам и камерам практически всего Советского Союза….

     Само заявление начиналось стандартно и никаких неожиданностей не предвещало:
     «Заявление! Начальнику колонии Здорову А. П. от осужденного по статье 98 ч.2 на срок 5 л.с. Онобченко
А. В. 2от. 22бр.
     Итак, многоуважаемые!
     Речь идёт о сапогах! Практически год я уже хожу без сапог. Обратиться к вам меня заставила крайняя
нужда. Я прошу выдать мне сапоги! Сапоги мне нужны! Так как прибыл я сюда этапом и успел сносить три
пары кожаной обуви, в числе которых были и добротные сапоги. На моё обращение выдать мне сапоги,
начальник тюрьмы ответил, что не может мне выдать сапоги, так как у меня имеется в наличии своя целая
обувь, а так бы он мне выдал сапоги. Начальник пересыльной тюрьмы во Владимире тоже отказался выдать
мне сапоги, сославшись на то, что выдача сапог не является обязанностью и прерогативой тюремных властей.
Что он с удовольствием выдал бы мне сапоги, но не может выдать мне сапоги, так как сапог на складе не
имеется в наличии. В тюрьме и нет сапог. Так я снова оказался без сапог. А народная мудрость вопиёт: « Носи
сапоги - здоровье береги!», «Пристал жлоб – бей сапогом в лоб»,  «Нет сапог – не пройдёшь сто дорог», «Не
отдавай долги, а купи сапоги!», «Два сапога пара, как гусь и гагара!», «Пока мокры сапоги – на работу не
беги», «Сапог без подмётки – как свадьба без водки!», «Не жалей ног, а жалей пару сапог!». Ну и так далее.
По прибытию на зону я обращался к старшему каптёрщику зоны с просьбой выдать мне сапоги. На что он
только ухмыльнулся и сказал загадочные слова – «перебьёшься, буй тебе на всё твоё корявое рыло, а не
сапоги» и не выдал мне сапоги. А мне очень нужны сапоги. Так как сапоги являются частью моей форменной
одежды! Уповаю на вас, достопочтенный! Скоро наступит зима и мой взор тоскливо замечает, что у всех есть
сапоги, а у меня сапог нету! А зимой без сапог никак. Вот такая ерунда! Поэтому-то я и прошу вас выдать мне
сапоги.
     Осужденный Онобченко А. В.»

     Собственно заявление могло бы быть и просто  спущено в мусорную корзину, так как у Онобченко были
добротные рабочие ботинки, но, зашедший после прочтения этого послания начальник отряда, этого сделать
не дал. Он так долго и утомительно выпрашивал какие-то стройматериалы на починку барака, что Здоров
задумчиво выслушав его, неожиданно громко заключил – «и поэтому прошу выдать мне сапоги?»
     - Какие сапоги, товарищ майор? – удивлённо спросил лейтенант.
     - Вот почитай, что твой Онобченко написал, - сказал Здоров и протянул заявление.

     Придя в отряд, лейтенант конечно же не преминул рассказать завхозу и культоргу  забавное содержание
заявления и теперь при каждом удобном случае, например на просьбы - дать закурить, каждый жулик
протягивая сигарету неизменно добавлял: «и поэтому ты просишь выдать тебе сапоги?». Буквально за месяц,
эта фраза-паразит разлетелась по всем учреждениям, с которыми приходилось общаться сидельцам зоны. С
колонией-поселением в соседней деревне Хайрюзовке, с межобластной больницей на Маерчака 47, в городе
Красноярске, и оттуда уже уплыла в просторы тюремного мира и заразила самые тайные уголки вплоть до
бараков усиленного режима и штрафных изоляторов.

     Если кто не знает, то я не поленюсь напомнить, что все письма с зоны и на зону проверяются цензором.
Есть такая должность в штате администрации. Делается это на тот случай, чтобы была возможность вовремя
раскрыть преступный замысел побега или попытку скрытой передачи наркотиков в тайнике посылки или
просто, если вдруг осужденный задумает пожаловаться на плохие условия содержания. Обычно должность
цензора совмещает с основной профессией кто-то из сотрудниц администрации. Ну во-первых, так потому, что
женщины более усидчивы в такой кропотливой и малооплачиваемой работе, во-вторых, они более любопытны
и зачастую могут заниматься этим просто из спортивного интереса. Те фразы, которые могли нести угрозу
стабильности зоны, тщательно вымарывались кисточкой с синей тушью или безжалостно вырезались
ножницам, и в таком виде письмо продолжало свой путь в большой мир или наоборот в отряд, за колючую
проволоку.

     В нашей зоне, роль цензора выполняла прапорщица, работавшая на выдаче посылок и имевшая говорящую
кличку Молочная Мама. Это была внушительная рослая молодая женщина лет тридцати пяти, имевшая
приятное лицо, обрамлённое светлыми волосами и такой изумительный бюст, что ни один форменный китель
не сходился у неё в области груди. Место выдачи посылок находилось как раз напротив дверей нарядки.
  
     Я помню, как однажды она ввалилась ко мне среди бела дня, хохоча полным голосом. Форменная рубашка
на ней сходилась еле-еле и поэтому мне, не видевшему женщину в естественном виде уже как года три,
хорошо были видны только большие половинки её белой и тёплой груди, не помещавшиеся в тесный
бюстгальтер. Возможно, именно поэтому мне это мгновение так и запомнилось. Она шлёпнулась своими
массивными половинами на табуретку и сунула прямо мне в руки лист бумаги:
- Читай! Вслух! – почти потребовала она.

     Я взял мелко исписанный лист в клеточку, вырванный из ученической тетради. Это было письмо Лёхи
Онобченко написанное им своей бывшей жене.
     «Милейшая моя Галочка! Еле нашёл время и бумагу с ручкой, чтобы написать тебе! Не бойся, я ни о чём
тебя просить не буду!  Хоть и жизнь у меня настала непрезентабельная, и нет такой минуты, чтобы я не лил
слёзы, вспоминая наше с тобой прошедшее прошлое. Вкратце бы я описал её так – холодно, голодно, и комары
грызут за шею так, что волки от зависти капают холодной слюной. Ни за что страдаю! За свою доброту и
нежность природную. А хлеба я не ел уже почти целую неделю. А ни белого, а ни чёрного. Поэтому если тебе
не трудно будет, вышли мне один единственный бутерброд, больше просить не смею. Дни сейчас холодные,
поэтому посылка не должна испортиться. Бутерброд ты мне сделай такой:
     Снизу положи ломтик чёрного хлеба потолще, такого хлеба, как мы покупали в магазине на углу Ленина и
улицы Бетонной. На него положи кусочек колбасы Докторской, граммов на двести. Сверху положи опять
кусочек хлеба немного потоньше, а на него небольшой кусочек сыра тоже граммов на двести, желательно
Посольского. После него, можно и парочку плавленых сырков в следующем слое, я не привередливый. Потом
опять прикрой всё это кусочком хлеба и добавь сверху котлету по-Киевски, а если они будут не очень
крупными, то можно и две или сколько влезет. Когда положишь сверху ещё кусочек хлебушка, то не забудь и о
сале с чесночком, много не нужно, но грамм двести не помешает, выбери кусочек, где побольше прожилок
мяса. После очередного кусочка хлеба и о копчёном сале не забудь, деревенском, копчёном на вишне, думаю,
грамм двести тоже хватит. Прикрой всё это дрожжевым хлебушком и сверху сделай мне пластинку красной
рыбы примерно такого же веса, что и всё остальное. Дальше - в честь наших прошлых светлых дней добавь в
бутербродик прослойку из бараньей ветчины с перцем, которую следом переложи небольшим кусочком из
говяжьей печени, тоже грамм на двести-двести пятьдесят. Хлеб для прослоек режь не толсто, не толще двух
сантиметров. Не отказался бы я также, если бы ты положила мне в бутербродик скумбрии холодного копчения
- одну штуку. Грудку куриную отварную - одну штуку. Карася жаренного в сметане – одного. Соскучился по-
домашнему. Ещё на один кусочек хлеба не забудь положить четыре слабопрожареные молочные сосиски. И
напоследок положи в бутерброд кусочек грибной запеканки на ржаном хлебе и пару хорошо отваренных яиц с
луком и хлебом белым. А также слой финского сервелата посыпанного сушёным укропчиком, думаю грамм на
триста. Это сделать не сложно. Надеюсь, тебя не затруднит эта маленькая просьба. На большую посылку не
рассчитываю. Но в одном бутерброде думаю, ты мне не откажешь. Заранее благодарен.

     P.S. – А мать твою, я старой кобылой не называл, не верь ей, старой кобыле. И ту золотую цепочку с
сердечком которую тебе подарил твой хахаль, из-за которой ты на меня грешишь, тоже не воровал, я её даже
не видел в глаза, даю воровское слово.»

     Прапорщица Молочная Мама, сидя на табуретке, взрывалась приступами неудержимого хохота. Она,
оказывается, от природы была очень смешливой. Отчего её крупное тело колыхалось как большая пружина
вверх и вниз. Грудь практически вываливалась из широко расстёгнутого разреза форменной рубашки, взлетая
чуть не до подбородка,  щёки с детскими ямочками раскраснелись, глаза сверкали, губы призывно алели на
фоне ослепительно белых зубов, и была она в эти мгновения страшно прекрасна как бурная река,
взламывающая весенние льды…!

     Если бы я это прочёл бы где-нибудь в другом месте, в отрыве от подписи Лёхи Онобченко, я бы счёл, что
это специально писал провинциальный юморист. Но его подпись удостоверяла, что написано это на полном
серьезе и с полным осознанием поставленных целей и задач. И вот теперь, если вы вдруг услышите эту фразу
– «и поэтому прошу выдать мне сапоги», помните, что её пустил по миру удивительный человек, тугушинский
сиделец, жулик Лёха Онобченко.

История cоздания стихотворения:

0
0


Понравилось произведение? Поделитесь им со своими друзьями в социальных сетях:
Количество читателей: 190

Рецензии

Всего рецензий на это произведение: 1.
Весьма профессионально изложена история. Очень понравилась.
Вспомнились параллели из своей казарменной жизни в бытность курсантом военного училища - тоже своего рода заточение, со своими сапогами, и в прямом, и в переносном смысле, с каптенармусами да нарядами вне очереди...
Крылатой фразой у нас ходила заключительная приписка в письме: "Жду письмо на дне посылки"... И по поводу не заявления, но рапорта.
Был у меня однокашник Серёга Чарков, кубанский казак. С первых дней учёбы в училище он вступил в конфликт с командиром отделения, бывшим механиком-водителем танка, прибывшим из Чехословакии в дни всенародного путча в 68-м... В результате конфликта между Серёгой и младшим сержантом Короткевичем на стол ротному легло серёгино заявление: "Прошу исключить меня из числа курсантов военного училища по моему желанию и желанию командира отделения"...
Где то вы теперь, мои дорогие однокашники...
Быть добру! Дефонтер
2017-03-02 09:51:23
Спасибо! Память это безразмерный сундук. Стоит заглядывать в него почаще.... )
Удачи и вдохновения!
2017-03-02 11:19:57
!
2017-03-02 11:39:42

Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.


Регистрация


Рейтинг произведений


Вход для авторов
Забыли пароль?
В прямом эфире
Побольше счастья, Гоша!
Рецензия от: Сергей Носов
2020-03-30 05:40:02
Сколько искренней любви и нежности в строчках! И написано хорошо!
Рецензия от: Сергей Носов
2020-03-30 05:37:37
Прекрасно написано о виолончели, Ирочка! Инструмент чарующий!
У меня есть стихо навеянное именно этим инструментом -
https://www.stihi.in.ua/a vtor.php?author=47675&poe m=207225
Рецензия от: Сергей Носов
2020-03-30 04:48:11
На форуме обсуждают
МІНІСТР ОХОРОНИ ЗДОРОВ'Я ТА МІНІСТР ФІНАНСІВ ПОДАЛИ У ВІДСТАВКУ (мабуть щось знаютть😉)< br />
Другий уряд Зеленського побив реко(...)
Рецензия от: Радонька
2020-03-29 23:19:36
Борис Филатов, мэр Днепра
Я не знаю, правда это или нет.

...

Но ни один адекватный человек не может понять «зелёную» кадровую политику в «турбо(...)
Рецензия от: Радонька
2020-03-29 22:30:58
Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законами Украины. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.