Лілія Фокс: на рецензію
Основа-Кафедра. Анализ. Обсуждение № 18. Анточь Антон
Сейчас на сайте 2213 человек
Кто онлайн?
Популярное
Новые авторы
Присоединяйся
twitter
youtube
Нет статуса

Автор: Эдвард
Тема: Историческая проза
Опубликовано: 2017-02-03 17:37:18
Автор не возражает против аналитического разбора и критики в рецензиях.

Мариенбург – столица Тевтонского ордена. Новый Верховный магистр.

4. Мариенбург – столица Тевтонского ордена.
Новый Верховный магистр.

       Мариенбург встретил их не в пример оживленно. Связанно это было с тем, что Верховного, или, как еще именовали, Великого магистра Конрада фон Юнгингена отпели и захоронили в усыпальнице церкви Св. Анны в Великий Пост 10 дня апреля месяца. По истечению 40 дней собрался капитул Ордена Девы Марии и избрал (точнее сказать, подготовил) на пост Гроссмейстера (гохмейстера) кандидатуру верховного маршала – Ульриха фон Юнгингена, младшего брата покойного Верховного (Великого) магистра. Для полного его утверждения был созван капитул из 12 высших должностных лиц Ордена (о них – позднее), и Генеральный конвент комтуров, фогтов, управителей земель и городов Ордена-государства. Такое большое собрание носило название Генеральный капитул и собиралось в исключительных случаях. Фактически, из всех земель Пруссии, Курляндии, Ливонии и части Германии собрался цвет немецкого рыцарства, дабы избрать нового Верховного магистра. В воздухе веяло войной с Витовтом и Ягайлой и разговоры на эту тему велись открыто. Все знали: тот, кто станет Гроссмейстером – склонен к войне с Литвой и Польшей. Семь дней бесед и откровенных переговоров между комтурами, ландкомтурами, старшинами городов Любека, Данцига, Кенингсберга, Торна, Кульма, Эльбинга, Браунсберга: сторонниками и противниками Ульриха фон Юнгингена – были насыщены эмоциями и предположениями.
       Достаточно жесткую позицию заняли представители Ганзейского союза, для которых война, была не лучшим стимулом для торговли. Страдал рыбный промысел в Прибалтике и торговля сельхозпродукцией. Согласно Любекского права, свидетелем подписания которого в 1226 году указан и Четвертый Гроссмейстер Ордена Девы Марии – Герман фон Зальца, города Ганзы («Союз») должны были получить гарантии на минимизации потерь в ходе войн Ордена. Это та ситуация, когда Орденские города, подчиняясь военной государственной администрации, были влияющим фактором на ту же администрацию связанную с ними финансовыми торговыми операциями. Словом, финансовое благополучие и крепость Ордена зависела от финансовой стабильности и надежности торговой системы ганзейских городов Ордена. На внутреннем капитуле пришлось увязывать много вопросов и даже иметь неоднократные консультации с прибывшим из Нессау комтуром Генрихом фон Плауэном, которого ждали уже два дня с нетерпением. О чем велись с ним беседы, мы узнаем немного позднее.
       Со всех уголков Европы в Мариенбург прибыло немало друзей Ордена, именуемых еще как «гости». Светские рыцари из Англии, Франции, Испании, Италии, Венеции, Германии, Тюрингии, Богемии и других королевств и княжеств, считали за честь приветствовать избрание нового Гроссмейстера Немецкого ордена. Папский легат, кардинал Лоренцо Брачиолли – тоже прибыл с миссией благословения нового руководителя главы Тевтонского государства. Прибыла также делегация от короля Владислава, и Великого князя литовского Витовта. Последние, после приветствия вновь избранного Верховного магистра, оставались на рыцарский турнир, обязательный в подобных случаях.
       И вот день настал. 27 мая открылся Генеральный капитул прибывших братьев-рыцарей и представителей из Ганзы: заседали в огромном зале храмового костела. Рыцарей Девы Марии и представителей ганзейских городов собралось около 150 человек. «Друзья» Ордена в это время предавались в другом огромном зале угощениям: забавляли их карлики и прекрасная музыка труверов.
       После литургии епископа Мариенбургского в честь Пресвятой Девы Марии Богородицы, а затем, за упокой души Конрада фон Юнгингена, Гроссмейстера Немецкого ордена-государства, к алтарю вышел брать покойного – верховный маршал Ульрих фон Юнгинген.
     – Братья! – загремел его голос под сводами собора. – Ваше преосвященство, легат Наместника Священного Престола – папы Григория XII, кардинал Лоренцо Брачиолли, братья Ордена, Господь не в лучшие для нас времена, призвал к себе нашего Верховного магистра. Язычники мешают распространению христианской веры в Прибалтийских землях. Бунтующая Жемайтия, переданная Ордену в управление князем Литовским Витовтом, не желает покориться. Наши военные экспедиции встретили осуждение со стороны Витовта и короля Польши Владислава. Они не понимают: мирным путем эти варварские народы не привернуть к вере Христа. Лучше десять христиан, чем сто язычников. Мы уничтожали их и если нужно уничтожим всех до единого. Вера – или смерть!
       Под сводами разнеслось громовое:
     – Вера – или смерть!
       Братья Ордена Девы Марии единодушно поддержали, временно исполняющего должность Верховного магистра – верховного маршала. Не кричало несколько десятков человек.
       Генрих фон Плауэн стоял в первых рядах комтуров и гохкомтуров и не поддерживал ни криком, ни жестами призывы Ульриха фон Юнгингена. Рядом были светские рыцари – члены Ордена в Хельмских землях, братья из «Союза ящериц» Николас и Иоганн фон Ренисы, несколько кульмских рыцарей, старшины Данцига, Любека, Мемлина, Кенисберга, Мариенвердера, Гольдингенга, Миндава, Митавы, Торна, Эльбинга, Браунсберга, Риги и ряда других орденских городов. Епископы многих земель не приехали, вполне резонно считая, что избрание Гроссмейстера – дело самих братьев. Архиепископ Курляндии, узнав о приезде папского легата, решил присутствовать: его связывала давняя дружба с Юнгингенами, и смерть брата Конрада – была болезненной утратой.
       Заметив, что правое крыло братьев и комтур Нессау с несколькими рыцарями из «Союза ящериц», не реагируют на его речь, Ульрих фон Юнгинген недовольно спросил – так получилось у Генриха фон Плауэна:
     – Вы не поддерживаете наше устремление к скорейшему покорению Жемайтии Святому Престолу?
     – Меня трудно упрекнуть в мягкосердечии, я это доказал в крестовых походах Святого Престола против язычников, но ради десяти христиан, уничтожать сотни людей другой веры – Господь Иисус этому не учил!
       Слова смелые по тем временам, но произнес их известный доблестью воин, поэтому исполняющий обязанности Верховного магистра, счел за нужное не вступать с ним в полемику, и адресовал ответ архиепископу Курляндскому. Любитель поспорить, падре в этот раз был не очень доволен предстоящей дискуссией и неохотно отреагировал:  
     – Не всегда суровые меры – приводят к желаемому результату.
       Ульрих недоуменно глянул на него, а тот завершил:
     – Сила слова – сильнее любого меча! Я согласен с достойным братом Генрихом, комтуром из Нессау. Мы должны нести слово Божье без жестокости, но с разумом, потому что сила убеждения в нашей христианской вере, наиболее значима и действенна, если тысячи язычников примут нашу веру добровольно.
     – Наш Орден существует исключительно, благодаря борьбе с этим бесовским семенем. Пока есть это отродие, пусть его преосвященство простит мне эти слова, мы – непримиримые воины Христа и Девы Марии! – Ульрих сделал легкий поклон в сторону легата.
       Лоренцо Брачиолли молчал, никак не выказывая своего отношения к полемике, и Ульрих фон Юнгинген продолжил, повышая голос:
     – Мы нужны и для нас есть работа на стези Господней!
       В зале одобрительно зашумели.
     – Терра Морена – это Земля Девы Марии, но там, все относительно спокойно… Язычники добровольно принимают веру Христа! – не согласился архиепископ.
     – Вам везет! А у нас каждый день кровавые битвы! – подал голос Куно фон Лихтенштейн – Великий комтур Тевтонского ордена. – Я согласен с братом Ульрихом: пока существуют язычники – есть смысл в нашей миссии.
     – А я не согласен! Жестокое подавление восстания жемайтов шесть лет назад, не успокоило ситуацию, а наоборот ухудшило. Литва и Польша – не язычники, а у нас вот-вот война с ними начнется! Война с христианами! – посмотрел на него с вызовом комтур Нессау.
       Он знал, у него много единомышленников. Многие крепости не готовы к военным действиям, а города и епископства, и вовсе осуждают противостояние между христианами.
       Великий комтур нахмурился: против него выступил подчиненный ему брат – выступил при всех. Покойный Конрад фон Юнгинген тоже был против войны и имел сильных союзников. Но он умер, и на его место метил не очень далекий, но весьма удобный для самого Куно – Ульрих фон Юнгинген. Гросскомтур не раз в мыслях примерял регалии Гроссмейстера. Ему война была нужна, причем, не только для того, чтобы показать воинскую доблесть и отвагу – у Куно были мысли куда опаснее. В случае удачи – быть ему Верховным магистром Ордена.
     – Прошу не забывать о нашем предназначении! – произнес он, сверля глазами брата Генриха.
     – Это я и делаю. По Жемайтии не проехать! Купеческие обозы стали! Подвоз товаров в города Ганзы затруднен. Каждый день гибнут люди, как со стороны мирного населения, так и со стороны Ордена. Силой оружия решают вопросы те, кто не очень умен и откровенно слаб духом.
     – Это братья Ордена Девы Марии слабые? – воскликнул ландмастер Конрад фон Эглоффштейн. Рука его потянулась к мечу, но Ульрих фон Юнгинген, вдруг подняв двуперстие вверх, сказал:
     – Наш доблестный Генрих фон Плауэн действительно считается лучшим воином Ордена. Нам не следует забывать его подвиги в предыдущих крестовых походах. Не будем спорить братья. У нас, у городских общин и епископов, всегда были разные точки зрения на христианизацию земель язычников, но мы умели в нужный момент объединить усилия перед лицом врага. Он – перед нами! Польско-литовский союз вмешивается в дела нашего государства и диктует неприемлемые условия при управлении Жемайтией и Новой Маркой. Пора этому положить конец, не то настанет время, и, охотясь в наших лесах, нам придется испрашивать на то разрешения у Витовта или Ягелло.
       Братья зашумели. Более горячие взялись за мечи. Но Куно фон Лихтенштейн поднял руку:
     – Для борьбы с новой очень опасной силой, Ордену необходим новый Верховный магистр. Капитул из высших гроссгебитигеров и комтуров заседал, постановил и выносит на Генеральный капитул предложение: избрать верховного маршала, комтура Кенигсберга, брата покойного Гроссмейстера, Ульриха фон Юнгингена – Верховным магистром Ордена. Лучшей кандидатуры не сыскать!
       Братья-рыцари знали, зачем их собрали и были прекрасно осведомлены, кто претендовал на это место. Возражений небыло даже у городских старшин. Они понимали – ситуация сложная. На карту была поставлена судьба Ордена. Так случилось, что на избрание Верховного магистра были вызваны именно те братья, которые всегда стояли за агрессивные действия братства, а сторонников покойного Конрада фон Юнгингена не пригласили на Генеральный капитул. Всем было известно: война началась бы еще несколько лет назад, но Верховный магистр не без оснований считал, что в настоящий момент Орден не готов к ней. Несколько лет, как минимум пять, противостояние, поборовшим между собой разногласия братьям Витовту и Ягелло, было крайне опасно. Впрочем, дипломатия Гроссмейстера так и осталась незавершенной из-за его смерти, и многими братьями была непонятна. В кулуарах шептались, что внезапная кончина Конрада – на руку его брату Ульриху и Великому комтуру Куно фон Лихтенштейну. Были и такие, кто прямо поговаривал: смерть главы Ордена – дело чьих-то нечистых рук. Чьих? Об этом вслух не говорили, но напряжение присутствовало.
       Конрад фон Юнгинген, в свое время в Данциге, на одном из рыцарских поединков, заметил компана Генриха фон Плауэна. В групповом сражении, тот фактически сам обеспечил победу своей команде. Разумные ответы и трезвый взвешенный подход к политике братьев в землях, латышей, куронов, ливов и эстов – понравились Верховному магистру. Генрих был тогда адъютантом комтура Данцига. С этого момента глава Ордена внимательно следил за ним. Его воинское умение в неудавшемся Крестовом походе против осман, и поражение европейского рыцарства при Никополе 1396 году, – заставили гроссмейстера пристальней присмотреться к брату Генриху. Через год его назначили хаускомтуром, а, когда представилась возможность, Верховный магистр отправил фон Плауэна комтуром в Кульмские земли в Нессау и ни разу не пожалел об этом.
       Конрад был суров, но никогда не слыл сторонником жестоких мер в отношении язычников и поэтому приветствовал разумный подход к управлению Кульмией и Жемайтией. За это, собственно, он и критиковался членами Ордена, в том числе и родным братом Ульрихом, сторонников более радикальных мер. Но авторитет главы Ордена в Западной и Восточной Европе был столь высок, что критики могли только шептаться. Папа римский Григорий XII безоговорочно доверял и поддерживал деятельность Конрада фон Юнгингена. Внезапная смерть – была для Святого Престола огромной утратой. Легат должен был появиться в Мариенбурге шесть дней назад, но прибыл накануне Генерального капитула, поздно вечером. Нынешнее избрание Верховного магистра должно получить одобрение папской курии, и посланник папы направлен присутствовать при соблюдении процедуры с последующим благословением.
       В разгар дискуссий, когда Куно фон Лихтенштейн уже собирался объявить для голосования на пост Гроссмейстера кандидатуру Ульриха фон Юнгингена, Генрих фон Плауэн задал главный вопрос:
     – Значит ли, что избрание брата Ульриха окончательно обрекает Орден на новую войну с Витольдом и Владиславом?
      – Обрекает? – возмутился Великий комтур. – Вы боитесь войны с язычниками и им сочувствующим?
     – Повторяю: я боюсь гибели Ордена из-за поспешных, я бы сказал, неумных действий со стороны нашего руководства! – резко отреагировал комтур Нессау.
     – Мы не готовы к войне! Это хорошо знал покойный Верховный магистр, да покоится его душа с миром, – согласился Иоганн фон Ренис из «Союза ящериц». Пауль фон Руссдорф и комтур Герман Ганс согласно закивали.
     – А когда будем готовы? – воскликнул Куно фон Лихтенштейн. – Ввяжемся в войну, а там видно будет!
     – Это слова глупца! – хладнокровно отреагировал фон Плауэн.
     – Что?.. – загремело в ответ гросскомтур ухватился за меч.
       Но оппонент не испугался грозного вида, лишь слегка улыбнувшись, потянулся за мечом.
     – Не будем спорить! Не хватало, чтобы мы между собой перессорились! Время покажет, кто прав! – прервал их Ульрих фон Юнгинген, подняв руки и жестом призвав к порядку. – Надеюсь, Святой Престол поддержит наши устремления к христианизации варваров? – Обратился он уже к легату.
     – Церковь всегда на вашей стороне, но не следует принимать поспешных решений! Ваш брат, предчувствуя свою кончину, предупредил Папу Григория XII в письме, что избрание вас Гроссмейстером Ордена – не будет благоприятствовать нынешнему благополучию в христианском мире.
     – Правда? А в землях Людовика Анжуйского – другого мнения о моем избрании на этот пост.
     – Антипапа Бенедикт – безбожник и предан анафеме! – сохраняя ледяную улыбку, отреагировал кардинал Брачиолли. – Педро де Луна признает лишь Арагон, Кастилия, Сицилия и Шотландия: подобает ли истинным слугам Христа упоминать еретика!
     – Не подобает! – ответил за Ульриха, Куно фон Лихтенштейн. – Но более достойного приемника на пост главы Ордена братство не видит.
       Окинув тевтонское рыцарство долгим взглядом, легат согласно кивнул и сказал:
     – Тогда голосуйте! Святой Престол благословляет вас на избрание Гроссмейстера Ордена!
       Голосование было простым и кратким. В буквальном смысле, кто кого перекричит. Да, и в общем-то, никто никого не собирался перекрикивать. Генрих фон Плауэн и рыцари «Союза ящериц» понимали, что несколько десятков голосов не перевесят сторонников Ульриха и войны, поэтому, когда прозвучало громовое:
     – Ульрих – Верховный магистр Ордена, Ульрих фон Юнгинген – наш Гроссмейстер! – они попросту промолчали. Как бы там не было, а вновь избранный Верховный магистр Ордена, Ульрих фон Юнгинген – был благодарен комтурам из Кульмии и, частично, Ливонии, за терпимость. Правда, по его челу пробежала легкая тень, но тут же исчезла.
       В следующую минуту вновь избранный Великий комтур Куно фон Лихтенштейн громогласно заявил:
     – Большинство братьев избрали Гроссмейстером братства верховного маршала Ордена – Ульриха фон Юнгингена. Ему вверяется полная власть над всеми военными силами, городами и городскими общинами, морскими и сухопутными портами Немецкого ордена-государства. Прошу, ваше преосвященство, – обратился он к кардиналу Брачиолли, – благословить вновь избранного Гроссмейстера Ульриха фон Юнгингена, на его нелегкий путь созидания христианского мира в этих варварских землях.
       Папский легат подошел к вновь избранному и, подождав, когда тот опустится перед ним на одно колено произнес, осеняя крестным знаменем:
     – Великий понтифик и Наместник Святого Петра на земле, Божьей милостью папа римский Григорий XII благословляет вас, Ульрих фон Юнгинген на пост Гроссмейстера Немецкого ордена. Служите во славу Господа и ведите Христово воинство Пресвятой Девы Марии к победе христианской веры и Святой Церкви!
       Рыцари запели рыцарский гимн, славивший Учителя Иисуса и христово воинство.
     – Войны не избежать! – с досадой констатировал Пауль фон Руссдорф своему другу-единомышленнику Генриху фон Плауэну. – Да храни нас Господь!
     – Это игра, и мы ее поддержали! – улыбнулся фон Плауэн.
     – Что ты имеешь ввиду? – не понял фон Руссдорф.
     – Ульрих получил главное место в братстве, но войны он пока так же не желает, как и его покойный брат!
     – Тогда зачем все это? – возмутился фон Руссдорф на такой поворот событий.
     – Не догадываешься? – хитро прищурился его друг. – Это для них, – он кивнул на братьев по Ордену, обступивших Ульриха фон Юнгингена с поздравлениями. – Ему нужно избрание – он его получил, вернее мы его ему обеспечили! А война будет нескоро, и об этом никто не должен знать! – Генрих, приложил палец к губам, давая понять другу, что не все в мире так просто и есть подводные камни в любом деле, даже в жизни Ордена.
     – Ты это знал?..
     – И даже предложил! – рассмеялся комтур Нессау. – Ульрих сейчас нужен Ордену, а там – время покажет!
       Теперь нам с читателем становится понятно, о чем проводили консультации члены капитула Ордена с Генрихом фон Плауэном. Разыгранная в ходе обсуждения на Генеральном капитуле сцена о некотором несогласии с «Верховной Пятеркой» комтура Нессау, была всего лишь вынужденной мерой для создания видимости «демократии» того времени. Это отнюдь не надуманный ход: Орден знал времена, когда прусская ветвь орденского рыцарства вступала в серьезный конфликт с этой самой «Верховной Пятеркой» и вновь избранный Гроссмейстер Зигфрид фон Фейхтванген, с 1302 (момент избрания) – по 1309 годы не мог занять свое место у руководства Орденом. Поэтому последующие слова – дань все той же «игре», которая и в те времена, как и сейчас, имела место.
     – Но часть братьев думает, что мы трусим, отстаивая мир! – начал горячиться сравнительно молодой фон Руссдорф.
     – Не переживай друг, на рыцарском турнире мы покажем, что это не так! – отреагировал Фридрих фон Цоллерн, слушавший внимательно их разговор, но не вмешавшийся ни единым словом.
     – И ты тоже, Брут? – уже комично передернул плечами молодой рыцарь.
     – Да! – лаконично произнес и кивнул Фридрих.
       После объявления результата выбора Гроссмейстера Ордена Девы Марии и поздравлений, рыцари стали шумно обсуждать нюансы избрания Ульриха фон Юнгингена. Сам он счел необходимым произнести несколько слов, определяя свою политику, а следовательно и возглавляемого братства.
     – И так, братья мои, отныне мы готовимся к большим делам! Литва и Польша будут навсегда определены в подобающих им границах, а язычники – направлены на путь христианской веры. Через три дня для братьев Ордена и гостей будет устроен рыцарский турнир и пиршественное застолье. Подчеркиваю всем: у нас в сердце Ордена, Мариенбурге, совместная польско-литовская делегация. Есть посланники и из Московии. Они приехали выразить дань уважения усопшему Верховному магистру Конраду фон Юнгингену – моему брату. Мы благодарны им за христианское участие и уважение. За пиром будьте благоразумны и не обсуждайте планы Ордена. Прошу не задираться с польскими, литовскими и русскими рыцарями, ну, а московиты?.. – он сделал паузу, – а московиты… их вы можете подразнить – нам они безопасны. – В зале раздался смех. – И все же, мы всегда гостеприимны – прошу этого не забывать, а что будет через год?.. На то – воля Господня!
       После этих слов рыцарство Ордена распахнуло двери для всех гостей и «друзей». Масса поздравлений, не меньшее количество обсуждений и предположений – всего этого было вдосталь. Подвыпившие гости искренне приветствовали Верховного магистра с избранием на столь ответственный и почетный пост. Поздравления последовали и с польско-литовской стороны; их высказал глава делегации архиепископ гнезнинский Николай Куровский; несколько слов добавили и Зындрам из Машковиц с Завишей Черным.
     – Христианский мир надеется, что недоразумения и нерешенные вопросы будут улажены и противостояния между нашими народами прекратятся! – так завершил свою короткую речь Завиша при общем искреннем и не очень искреннем одобрением просматривавшемся на лицах присутствующих.
       Сам же Ульрих фон Юнгинген заверил польско-литовскую сторону во взаимопонимании и добрососедстве, при этом более воинственные «братья» нахмурились, но это уже было не столь важно.
       После церемонии и поздравлений присутствовавшие на мероприятиях особы, разошлось по кельям и разъехалось по своим шатрам готовиться к турниру.

*****
       Если читатель думает, что выборами Гроссмейстера Ордена закончились закулисные интриги – это не так. В Ордене-государстве, как и в любом другом королевстве или княжестве, происходила внутренняя борьба за влияние, а значит и власть. Ливонские комтуры и рыцари Кульмии, ожидали назначений от Ульриха фон Юнгингена за отданные ему голоса. Нужно отметить, что позиции Фридриха фон Валленрода, брата покойного и очень популярного Верховного магистра Конрада фон Валленрода, умершего от апокалипсического удара в 1393 году, были чуть слабее верховного маршала, но тоже значимы. Он небезосновательно претендовал на должность Гроссмейстера Ордена. Более того, когда папский легат, кардинал Брачиолли заколебался при утверждении на эту должность Ульриха фон Юнгингена, у него были четкие предписания от папы Григория XII поспособствовать избранию Фридриха фон Валленрода.
       Дипломатичность легата Брачиолли не допустила разногласий в орденской среде, а ум и выдержка самого комтура Реймского – требовали преференций от нового главы Ордена. Великий комтур Куно фон Лихтенштейн – являлся вторым человеком в Ордене, после Верховного магистра. Этот вопрос был спорным, потому что во время отсутствия Гроссмейстера, войска подчинялись верховному маршалу, в том числе и великий комтур – действовал не только Устав Ордена, но и принцип: тот у кого войско – истинный господин в братстве Девы Марии. Военный руководитель и великий комтур (Великий командир) – две силы из пятерки «Великих повелителей» (Гроссгебитигеров, или просто гебитигеров «повелителей»), на которые опирался Гроссмейстер, поэтому Ульриху фон Юнгингену, после освобождения должности, которую он до этого занимал, предстояло сделать одно из главных назначений.
     – Придется назначить фон Валленрода! – сидя в небольшой зале с Куно фон Лихтенштейном, констатировал он.
     – Не скажу, что это лучшая кандидатура, но другой нет! – отреагировал великий комтур.
     – Есть, и ты это знаешь! – в узком кругу они обходились без фамильярной этики.
     – Ты имеешь ввиду комтура Нессау?
     – Его!
     – Генрих отличный воин, но как дипломат – никакой!
     – Это он не дипломат? Куно!.. Как искусно он разыграл недовольство, чтобы завести сторонников войны!
     – Игра и дипломатия – разные понятия! – парировал тот.
     – Ну, нет! Одно без другого не возможны. – А ты не так прост, как кажешься! – удивленно подумал великий комтур. – А ты не столь умен, как я рассчитывал! – промелькнуло в голове Гроссмейстера, в слух же он добавил: – Да, и дипломатией ты будешь заниматься, а ему оставь военные силы Ордена.
     – Его многие не любят! – пожал плечами гросскомтур.
     – Он не девица, чтобы его любили, а опытный воин с полководческим талантом… и я повторюсь: по моей и капитула просьбе он прекрасно сегодня сыграл.
     – Согласен, мы славно разыграли военную доктрину, – Куно подчеркнул слово «мы», – которая приятна слуху нашим братьям, но, нужно признать – к ней мы абсолютно не готовы!
     – С этим разберемся, но комтур Нессау показал себя на высоте… и сумел завести даже рыцарей «Ящерицы».
     – Валленрод обидится, если ты его обойдешь, а нам с ним сейчас сориться нельзя! Он мог стать Гроссмейстером, но разумно уступил тебе – это дорогого стоит! Не забывай, его древний франконский род и братские узы с покойным Верховным магистром Конрадом фон Валленродом. – Куно фон Лихтенштейн сделал паузу и, видя, что Ульрих молчит, заключил: – Да, и друзей у него, в отличие от комтура Нессау, больше.
     – Знаю, у тебя к Генриху неприязнь из-за того инцидента с епископом Бруно, но сейчас все очень серьезно – не ошибиться бы.
     – Ты о том случае? Да, я уже забыл! Его преосвященство очень умен, я не знал этого, не то не вступил бы в спор… – Фон Лихтенштейн помолчал и, качнув головой, добавил: – Нет! Я не держу зла ни на одного, ни на второго! Хорош бы я был командор, если бы подвергался эмоциям! Просто, Валленрод сейчас нужнее тебе и Ордену, а время Генриха фон Плауэна наступит – надеюсь, очень скоро! Думаю, назначить его комтуром в Швец – только он может привести эту цитадель в надлежащее состояние на момент войны с Витовтом.
     – Мудрое решение! Я поддержу! За это и ценю тебя! Ты вспыльчив, но мудр – для тебя интересы братства выше личных обид и амбиций! – произнес Ульрих с наигранным пафосом, а в голове опять возникла мысль: – И завидуешь Генриху – это плохо.
       Уже через час, собравшимся для совместной трапезы рыцарям и гостям в огромной зале был зачитан указ:
     – Я Гроссмейстер духовного ордена рыцарей Пресвятой Девы Марии, Ульрих фон Юнгинген, опекаясь интересами Наместника Святого Престола, его святейшества, великого понтифика Григория XII, и нашего братства Ордена-государства включающего земли Пруссии, Кульмии, Ливонии, Жемайтии и многие вольные города Ганзейского союза, назначаю представителя древнейшего рода из Франконии, вносившего на протяжение многих веков неоценимый вклад в дело торжества христианской веры под руководством Святого Престола и Святой Церкви, Валленродов – Фридриха фон Валленрода – Верховным маршалом Тевтонского Ордена Девы Марии.
       Назначение было встречено громкими одобрительными выкриками. Валленрода, действительно уважали и любили за смелость. Старые братья во Христе – хорошо помнили его брата Конрада, много сделавшего для славы Ордена. Это назначение – было логическим завершением всей процедуры перемещений в руководстве орденского государства.
       Вновь избранный верховный маршал, вполне удовлетворился этим назначением, понимая, что времена тяжелые и его сил возможно недостаточно, чтобы устоять в надвигающемся урагане новой войны.
       Вообще, об этой войне, как это принято воспринимать зрителями замечательного, но не совсем достоверно подающего факты, фильма «Крестоносцы» Генриха Сенкевича – следует думать несколько по-иному! Патриотичность – враг реальной действительности. Именно в это время, Орден пытался избежать войны. Бравурные выкрики и лозунги были нужны для поддержания боевого духа, но даже воинственно настроенный Ульрих фон Юнгинген, понимал: чем больше времени выделит Пресвятая Дева Мария на подготовку к войне с Витольдом, тем убедительней будет победа над ним. О Польше и короле Владиславе, братство не думало, справедливо считая, что тот может воздержаться от помощи двоюродному брату. Поэтому-то и потребовал Гроссмейстер от рыцарства соблюдения уважения к гостям из земель Унии и Московии. Я далек от намерения утверждать о том, что перед нами пушистый желтенький цыпленок. Отнюдь, нет! Провокации – были. Заносчивость, жестокость, своеобразное понятие чести и своей роли в христианском мире – этого было вдосталь, но именно эту войну оттягивали и Конрад фон Юнгинген, и его брат, новый Гроссмейстер Ордена – Ульрих. Поэтому осознавая агрессивную сущность самого существования Ордена рыцарей Девы Марии, мы должны понимать: эта война страшила всех, вернее, ее мираж, витавший накануне битвы Народов! Пожалуй – это была праматерь катастрофы императора Наполеона под Ватерлоо.

История cоздания стихотворения:

ромаг "Огненный крест".

0
0


Понравилось произведение? Поделитесь им со своими друзьями в социальных сетях:
Количество читателей: 375

Рецензии

Всего рецензий на это произведение: 0.

Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.


Регистрация


Рейтинг произведений


Вход для авторов
Забыли пароль?
В прямом эфире
Пречудово, Ніночко! Припало до душі :)
Рецензия от: Денисова Елена
2020-01-20 17:04:46
Проникливо, трепетно і з надією... Дякую. Чудовий вірш.
Рецензия от: Нина Трало
2020-01-20 17:04:22
Хотелось бы такой зимы, но увы...
А стихотворение чудесное, с настроением , такое простое и уютное :)
Рецензия от: Денисова Елена
2020-01-20 17:03:35
На форуме обсуждают
20 січня - один із найсумніших днів найбільших втрат.
У 2015 році цього дня відбувалося завершення героїчної 242-денної оборони Донецького аеропорту.(...)
Рецензия от: Зрадонька
2020-01-20 15:22:23
Валерій Прозапас з Valeriy Prozapas.
1 год
19 січня:
Зеленский: "Я вижу прогресс, потому что количество обстрелов сократилось" (с)

20 (...)
Рецензия от: Юрко
2020-01-20 15:02:04
Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законами Украины. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.