Сейчас на сайте 1855 человек
    Кто онлайн?
    Популярное
    Новые авторы
    Присоединяйся
    twitter
    youtube
    Нет статуса

    Автор: марина чистякова
    Тема: Ироническая проза
    Опубликовано: 2018-08-03 20:42:55
    Автор не возражает против аналитического разбора и критики в рецензиях.

    ШПРОТНЫЙ ВОПРОС

                      Середина шестидесятых. Экватор оттепели. В Киеве в некоторых школах   среди
    массы легко различимых октябрят, пионеров и комсомольцев можно       заметить довольно
    загадочных личностей, отражающих возрастную борьбу  противоположностей. Юноши ростом
    выше учителей, уже с четко оформленными усами и голосами не для хора мальчиков. Девушки,
    спелые,      как арбузы в разгар сезона, с повязанными на шее пионерскими галстуками,
    которые уже не висят, а лежат на послепионерской груди. Эти галстуки  объединяют первых и
    вторых в единое целое – Клуб юных коммунаров, смесь   тоски по  Коммуне Макаренко  и
    слабых ростков свободы, посеянных оттепелью, но не удобренных в последующие годы
    формирующегося застоя.
                              Еще не забыты подвиги молодогвардейцев, дела тимуровцев и их команд,  
    энергетика споров и дискуссий, романтика походов с авторскими песнями у костров.
    Стремление к самостоятельности молодежи поддерживалось педагогами новой формации и
    даже поощрялось партией, она как раз пообещала молодежи разрешить немного «порулить».
      Идея была не нова – подростковый возраст опасен «отклонениями» от
    общепринятых стандартов – вдруг молодежь  начнет отвлекаться на «шуры – амуры»,
    попробует узнать, есть или нет в стране секс с последующим омоложением первородящих. А
    освобожденные от сбора металлолома или мукулатуры и военной игры «Зарница» части мозга
    школьников просто чернозем для тлетворного влияния Запада. Другого способа, чем
    бдительное око старшего поколения над формированием личности не придумаешь.
                         И именно Клуб юных коммунаров стал самым удачным проектом шестидесятых.
    Участие взрослых было неназойливым, равноправным и даже второстепенным – на первом
    плане самостоятельность и самоуправление молодежи, а что может быть более заманчивым для
    молодых? В школах возникли комитеты самоуправления, советы школы, которые планировали
    школьную жизнь,  контролировали выполнение планов. Избирались командиры, комиссары, в
    работу на равных включались учителя и родители, общие «Огоньки», «капустники», кружки по
    интересам действительно сближали поколения.
                            Зародившись в нескольких крупных городах, коммунарское движение очень
    быстро распространилось на всю страну. Обмен опытом, молодежные инициативы, привлечение
    центральных газет, в том числе, и «Комсомольской правды» и, конечно, съезды юных
    коммунаров в лагере «Орленок», который был полностью отдан коммунарскому движению, в
    столицах союзных республик и Москве.
                     Киев. Площадь Богдана Хмельницкого,  рядом средняя школа № 13. Именно в этой
    школе был один из лучших клубов со всеми его атрибутами, описанными выше. Настолько клуб
    был хорош, что в январе 1965 года целая группа школьников отправилась в Москву на
    Всесоюзный съезд.
                     Для многих - это была первая самостоятельная поездка. Волнительно, ответственно
    и интересно. Поселили делегатов в спортивном зале одной из московских школ, без баловства,
    по - спартански – спали на матах, кормили в столовой, без разносолов, но вкусно, во время
    экскурсий  давали с собой сухие пайки.
                        День загружен на все сто. С утра - линейка. Все шумно, весело, никто не
    навязывает «детские» забавы, все по - взрослому, делается то, что сами задумали. Разделили
    на отряды с названиями, полными оптимизма – «Победа», «Смена» и т.п. Обсуждение задач,
    пути  выполнения,  распределение  обязанностей.  Все  выполняется  быстро,  вечером
    подводятся итоги на общем «Огоньке». Масштабные задумки делегаты повезут домой для
    внедрения на местах.
                      Во главе съезда из старшего поколения Симон Соловейчик, московский журналист
    и  писатель, один из основателей и пропагандистов коммунарского движения с вовлечением  
    страниц «Комсомольской правды».  Необыкновенно интересный человек, говорит,
    завораживая, предлагает, зажигая, подсказывает и направляет незаметно. Слушают, не
    шелохнувшись, представляя, какое светлое завтра наступит буквально сейчас. А главное, все
    зависит от молодых, только чуть – чуть напрячься, объединиться и город  Солнца станет
    реальностью.
                            Свободное время тоже насыщено до каждой минуты. Самые большие
    впечатления от экскурсий по Москве. На первом месте – Мавзолей. холод страшный, очередь
    длинная и скорбная,   не посмеешься, даже не потопаешь  от холода. По мере приближения  к
    заветной двери наступает полная тишина, в зале полумрак, приглушенная  траурная музыка,
    дисциплинирующая самых отъявленных весельчаков. Полумрак с красноватым оттенком, на
    этом темном фоне возникает яркое пятно – под светом софитов лежит он, забальзамированный  
    призрак коммунизма. Кроме страха, другого впечатления не производит, хотя интересно,
    действительно ли объект поклонения, как утверждают некоторые завсегдатаи этого  места,  
    периодически бреют, моют и делают маникюр. Даже целый институт работает при Мавзолее
    для этих целей. Верится с трудом, но спросить не у кого, да и стыдно спрашивать о таких
    послежитейских хлопотах великого вождя.              
                      В совсем свободное время небольшими группами юные делегаты отправляются в
    магазины. Ничто человеческое не чуждо и коммунарам. Каждый хочет привезти в свой родной
    город какой – либо сувенир. На фоне небольшого ассортимента периферийных городов Москва  
    кажется сундуком с богатствами или скатертью – самобранкой из сказок. Киев – столица, не
    чета районным центрам, но в Москве можно найти что – то дефицитное. Все покупали подарки
    близким – диковинные  для родных городов вещи: дефицитные синтетические носки с
    рисунком,  халву, чернослив и клюкву в шоколаде и далее по списку.  В случае Лены
    Камшиковой сувениром должна была послужить банка прибалтийских шпрот. Один из
    делегатов купил заветную банку и многие хотели последовать его примеру. Для Киева на
    то время шпроты были достаточно дефицитным лакомством, вкусом которого можно «убить»
    аппетиты всех зайцев семьи во время послесъездовского интервью. Пришлось обойти
    несколько магазинов и только в знаменитом Елисеевском гастрономе удалось купить съедобный
    сувенир. Радости не было предела, дома похвалят  за такое рациональное использования
    достаточно ограниченного количества карманных денег.
                       Но радость редко бывает хронической. В последний день съезда в насыщенную
    песнями, конкурсами, шутками программы был включен обязательный для коммунаров «Вечер
    откровений», на котором каждый член отряда давал характеристику своему товарищу с
    акцентом на отрицательные качества, с которыми ответчику нужно бороться всю оставшуюся
    молодость.
              Когда подошла  очередь Лены выслушать полезные наставления, одна из её временных
    съездовских подруг в своей речи после перечисления ряда общепринятых положительных
    качеств в разделе критических замечаний очень подробно остановилась на «отравлении
    вещизмом», доказательством послужила эта злополучная банка шпрот, из – за которой
    коммунарка Камшикова чуть – ли не «предала идеи коммунарского движения», требующего от
    членов аскетизма и высоких моральных качеств.    Она даже предложила избавиться от этой  
    улики,  торжественно  отправив  шпроты  в  мусорный  контейнер.  Нужно отдать должное
    Симону Соловейчику, в своей заключительной речи он снял этот приговор, угрожающий Лене
    политической смертью, отметив, что банка шпрот в данном конкретном случае не более, чем
    сувенир.
                          Всю следующую ночь Лена не спала. Она вспоминала  сумку этой девушки,
    разбухшую от купленных разносолов. На потрепанном спортивном мате остались  следы  
    Лениных ночных слез. Весь следующий день она избегала встречи со своей бывшей
    съездовской подругой, благо она была из другого города и киевские соратники по клубу не
    узнают о  её политическом позоре.
                       В ночном поезде «Киев – Москва» было нестерпимо жарко, Лена боялась, что
    шпроты обуглятся. Её полка была верхней и Лена нашла для банки самое холодное место,
    прижав ее к холодному стеклу. Ночью  не спала из-за необходимости поправлять подушку,
    чтобы  банка не упала.
                      Когда в окне вагона появились пригороды Киева, настроение значительно
    улучшилось. Суета и радость встречи вообще вернули Лену в свойственное её натуре
    оптимистическое настроение. Когда Лена стала разбирать чемодан, с гордостью показывая
    «Папку делегата»  с блокнотом, ручкой и значком, открытки с видами Москвы, она обнаружила
    отсутствие этой злополучной банки шпрот!
    Подорванная стрессом пережитого «Вечера откровений» и двумя бессонными ночами, Лена
    забыла банку шпрот в том самом прохладном месте вагона!
    Жизнь не по уставу и предательство партийных идеалов не остаются безнаказанными.





    История cоздания стихотворения:


    Понравилось произведение? Поделитесь им со своими друзьями в социальных сетях:
    Количество читателей: 56

    Рецензии

    Всего рецензий на это произведение: 0.

    Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.


    Регистрация


    Рейтинг произведений


    Вход для авторов
    Забыли пароль?
    В прямом эфире
    Я поэт, зовусь я Цветик!
    От меня вам всем приветик!
    А от хвастуна Незнайки
    Вам, простите, балалайка.
    А Поэт ты или нет
    И оставишь ли ты след...
    На вопрос такого рода
    Только ВРЕМЯ даст ответ... :))
    Рецензия от: Андрей Теплов
    2018-11-14 09:28:31
    Не весёлая картина, Коля , спасибо, всех благ
    Рецензия от: Тимошенко Олександр
    2018-11-14 09:26:43
    Так устало влачилась дорога,
    Поднималась осенняя муть.
    Но и в сердце поэта тревога, —
    И ему бы, сказать что-нибудь!

    И ему бы пропеть и о листьях,
    Как же так, —
    золотая пора и не с ним!?
    И трава у него травяниста,
    Даже небо, как прежде... теним!

    В роли прежней всегда, — гуманиста!
    Даже в "рецках" все краплет слеза.
    Он плечист!? Нет! Всегда, лишь речист он!
    И от слов на столе вновь... хлеба!
    (проба).
    Рецензия от: Анонимус
    2018-11-14 09:09:47
    На форуме обсуждают
    Питбуль по кличке Майло спас от гибели своих хозяев, семью Хансен из американского штата Миннесота. Пес разбудил хозяев поздно ночью, когда их гараж з(...)
    Рецензия от: Ярошевская
    2018-11-13 23:06:12
    Сильный снегопад обесточил 88,7 тыс. домов в провинции Хэйлунцзян на северо-востоке Китая.
    Отключение электроэнергии в городе Муданьцзян было вызвано(...)
    Рецензия от: Ярошевская
    2018-11-13 23:00:42

    Любимое автора:

  • СЕДИНА И РЕБРО
  • Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.