19 січня - Хрещення Господнє (Йордан)
Лілія Фокс: на рецензію
Основа-Кафедра. Анализ. Обсуждение № 18. Анточь Антон
Сейчас на сайте 1979 человек
Кто онлайн?
Популярное
Новые авторы
Присоединяйся
twitter
youtube
Шалом! Мы, таки, дворяне.

Автор: Алик Данилов
Тема: Военная проза
Опубликовано: 2018-02-16 06:24:08
Автор не возражает против аналитического разбора и критики в рецензиях.

КАК ПАЦАНЫ СТАНОВЯТСЯ МОРЯКАМИ

ВСТУПЛЕНИЕ

Фотографии  тех времён - мои, а вот фотография меню офицерской кают-компании,
скопированы с одного
военно-морского сайта и даёт представление о кулинарных предпочтениях товарищей
офицеров, которые  
умудрялись проедать в день два рубля, питаясь, как в ресторане. Скромно и недорого.  
Отдельный камбуз от моряков, своя кают-компании,  меню и официанты-гарсунщики.

Что тут можно добавить — только то, что население нашей необъятной Родины, в то время,
работало
бесплатно по выходным, в фонд мира и стояло в очередях, отоваривая продовольственные
талоны.

Попробуйте, уважаемые читатели, представить себя восемнадцатилетним юношей —
оторванным от
любимой девушки, оболваненным на лысо, одетым в то, что даже штанами нельзя назвать —
впереди нет
ширинки. И вот вас такого — всего красивого загоняют на ржавую лоханку — учебку ПКЗ —
138, для учёбы
к списанным со своих кораблей, годкам старшинам раздолбаям. А они уже Вас ждут, с таким
лютым
нетерпением, (чтобы отыграться за свои потерянные на службе молодые года) с каким Вам,
даже в дурном
сне не приснится. Это и есть учебный отряд, в простонародье именуемый учебкой. И вместе
с Вами там ещё
триста таких же бесправных красавцев. Представили? Нет? Понимаю такое невозможно
представить. Но я,
уважаемые читатели, попробую Вам помочь — опишу те времена.

Кто из вас встречал или отмечал, суть не столь важна, Новый год — в советское время, на
боевой службе,
на боевом корабле первого ранга, под островом Кипр, или же в Сирии под вой авиабомб?
Сдаётся мне, что
таких найдётся немного. А мне посчастливилось, да я не оговорился, именно
посчастливилось, встретить
так, два Новых года.

Это только поначалу непривычно пить балтийскую забортную воду, тонуть в Бискайском
заливе, гореть в
Средиземке, а потом понемногу втягиваешься и сам превращаешься в боевую машину.
Сначала жить —
потом философствовать.

С высоты прожитых лет — это кажется какой-то уродливой фантасмагорией.

Что ещё можно сказать обо всём этом? Кто на что учился? Возможно. Насколько я помню
рассказы своего
отца, который прослужил пять лет на Балтийском флоте, годковщины у них не было, а
офицеры флота,
прошедшие горнило войны, таким барством не страдали. Все тяготы и лишения воинской
службы делили с
моряками поровну. Да и наш командир девятки капитан второго ранга Савочкин, не
приветствовал этого
чванства, все ели из одного котла. Хотя у нас и было два камбуза. На боевой службе, на
втором камбузе,
мы пекли хлеб и кормили экипажи подводных лодок, которые отдыхали во время своих
автономок у нас на
корабле. Всё зависит от командира корабля. Кем он видит личный состав корабля;
братишками матросами
или бессловесным быдлом.

На ККС «Березине» матросов, на первой боевой службе, кормили червивыми сухарями,
сухой картошкой и
просроченной тушёнкой. Для товарищей же офицеров, там был свой кок, свой камбуз с
отдельной
категорией продуктов и своя кают-компания, где их и обслуживали слуги гарсунщики.
Может это покажется
кому-то мелочью, но тогда вспомните, что гнилое мясо, послужило причиной
революционных волнений на
крейсере «Очаков».

У нас была страна, у нас был флот — один из самых могучих и грозных в мире. Представьте,
уважаемые
читатели, советскую пятую Средиземноморскую эскадру, самые современные корабли и
подводные лодки.
Шестой американский флот тихо отдыхал в сторонке.

А как нас боялись в Средиземноморье, как уважали — тишь была и гладь. Так и хочется
добавить, да божья
благодать, но не добавлю — не было на флоте той благодати. А был военно-морской бардак,
со всеми
вытекающими последствиями — казёнщиной, показухой, пьянством и годковщиной.

НАЧАЛО НАЧАЛ

1

Дверь тамбура скрипнула, и с шумом ударившись о переборку, впустила в плацкартный
вагон невнятную
размытую, в предутренних сумерках, фигуру. Лёва Давыдов, лежавший на верхней полке,
проснулся,
выматерился спросонья и, присмотревшись к качающейся фигуре, узнал покупателя —
молодого лейтенанта
черноморского флота. Лейтенант был явно не в том состоянии, чтобы твёрдо держаться на
ногах и внятно
отдавать команды. Видно, что всенощное возлияние в купе с проводницами, не только
повлияло
отрицательно на его слабую голову, но и сказалось на его форме одежды не в лучшую
сторону. Мало того,
что китель висел у него на одном плече, так ещё и его продвижению по вагону, мешали
постоянно
сползающие расстегнутые брюки, которые он постоянно поддёргивал. Ремня на них не
было, скорее всего,
он, забыл его в купе у проводниц, вместе со своей фуражкой, но его энтузиазма и задора, к
несению
службы, это нисколько не уменьшило. Другой бы спал, забив болт на службу, но не этот
рьяный службист.
Сын колхозных полей, вчерашний кадет, а сегодня уже офицер — это вам не хухры-мухры
— это уже белая
кость, голубая кровь. Прочь с дороги идёт элита флота.

Лейтенант издал пару раз, какой-то внутреутробный рык и, получив от проснувшихся
призывников (вагон
вёз в Севастополь на флот команду 70-а) совет заткнуться и пойти в кругосветное
эротическое
путешествие, заканчивающееся в жопе обиделся, А обидевшись — разозлился.

— Застрелю сволочь, — произнёс он на удивление спокойным и трезвым голосом, доставая с
кармана своего
кителя пистолет. Дослать патрон в патронник ему не дали. Получив от кого-то удар в
голову, он отлетел в
купе и, упав на пол, попытался было подняться, но прилетевшая вдогонку вторая
звиздюлина угомонила
этого спившегося служаку.

Где-то в конце вагона дико завизжала проводница. захлопали двери — в вагон ворвался
командир патруля
мичман со старшим матросом.

— Прекратить! Всем успокоиться и приготовиться с вещами на выход. Подъезжаем к
Севастополю. —
выплюнул мичман сквозь зубы, и вытаскивая лейтенанта с вагона добавил. — Вешайтесь
салабоны!

Лёва Давыдов закрыл глаза и пожелав мичману отправиться в след ушатому лейтенанту,
снова задремал.
Спал он крепко, а с перепоя тем более, так что его земляку Вите Кириленко, пришлось
крепко потрудиться,
чтобы его разбудить.

Лёва с трудом разлепил слипавшиеся веки. Картина за окном не радовала. За окном серело
слякотное
осеннее утро, с моросящим мелким дождиком. На перроне стоял военный газик, в который и
пытались
втолкнуть ночного дебошира лейтенанта. Сзади на его брюках красовалось большое мокрое
пятно. По всей
видимости, у него была не только слабая голова, но и мочевой пузырь. Лейтенант упирался
и орал что-то за
флот, который, даже пропив всё, нельзя было опозорить. Мичману всё это надоело и врезав
упирающемуся
лейтенанту по шее, он запихнул того в машину.

Подгоняемые криками и угрозами трибунала, призывников вытолкали из вагона и построили
на перроне.
После часовой переклички, призывников оцепили конвоем из вооружённых солдат, и как
арестантов
погнали по Севастополю во флотский экипаж.

Севастополь, как город Лёву не впечатлил. Какие-то грязно-белые дома, брустчатка на
дорогах и огромное
количество патрулей. По сравнению со столицей Украины городом-садом Киевом, где Лёва,
до призыва, был
в отпуске, Севастополь явно проигрывал. Там пахло казёнщиной и казармой. Если учесть
героическое
прошлое Севастополя, то с его бухт давно пора было вывести весь военно-морской флот и
присвоив ему
статус города-музея, сделать из него курортно-историческую пэрлыну Крыма.

«Когда-то в будущем — это не кончиться добром». — почему-то пришла в голову Лёве
интересная мысль, с
возникшей ассоциацией висящего на стене ружья, которое по любому должно рано или
поздно выстрелить.
Мысль была интересная, но додумывать её было некогда — впереди показались
распахнутые настежь
ворота флотского экипажа.

Флотский экипаж встретил новобранцев сытыми и мерзкими рожами его обслуги. Она вилась
вокруг
новоприбывших, навозными мухами, пугая всеми ужасами флотской службы, морем
(которое сами видели
только с берега), годковщиной и грабежём. который якобы царил в учебках, и поэтому они
предлагали
взять на временное хранение у призывников всё ценное, особенно деньги. Не брезговали и
чемоданами с
куртками и шапками, которые тут же сбывали за забор местным барыгам за гроши.

К Лёве с таким предложением, подкатили два таких гадёныша. Лёва их тут же послал. Они
предложили ему
пройтись с ними за угол барака. Зная эти фокусы ещё по гражданке, Лёва не доводя дело
до мордобоя,
врезал одному ногой в пах. Второй подхватив осевшего мародёра под мышки, со словами:
«Вешайся
салабон, мы с тобой ещё встретимся», — посчитал за лучшее ретироваться.

Лёва, стоя у забора — закурил и задумался о прелестях флотской службы: «Куда же это я
попал, если что-
то не так, то все сразу советуют вешаться? Не понятно». Не успел он до конца додумать
свою мысль, как к
нему подошёл незнакомый мичман и сказал:

— Моя фамилия Савельев. Я просмотрел ваше дело призывник. Мы с Вами призывались с
одного города. У
Вас среднетехническое образование и второй разряд по боксу. Советую Вам, как земляк
земляку, поступить
в школу мичманов и прапорщиков. На корабле по молодости Вам предстоит пройти весь
путь унижений и
оскорблений, именуемый годковщиной. Вам это надо? А так через два года Вы получите
погоны мичмана и
сами будете гнобить этих годков. Да и оклад на флоте — играет немаловажное значение. Вы
же не хотите
три года, есть сухари с тараканами и получать оклад матроса в три рубля шестьдесят две
копейки,
Соглашайтесь — не пожалеете. И вот Вам первое задание: составьте список тех, кого Вы
считаете
неблагонадёжными. Отдельно — кто, о чём говорит. Список оставите у каптёра.

— Пошёл в жопу «земляк». — не раздумывая ответил Лёва на такое казалось бы выгодное
предложение
мичмана.

— Хорошо подумал!? — нахмурившись, спросил мичман.

— Плохо с головой или со слухом? Могу подлечить голову и заодно прочистить уши. —
озлобился Лёва.

— Свою башку береги салабон. Я занесу тебя в чёрный список и передам в учебку. Тебя там
задолбают.
Готовься, а лучше намыливый шкерт салага. — пригрозил мичман отходя от Лёвы.

— Гнида! — выплюнул ему в спину Лёва.

ВОСПОМИНАНИЯ

В конце весны в крымской степи расцветают маки. Налетающий с моря ветер гонит их по
степи волнами,
создавая иллюзию бурного, штормового моря.

Это сравнение напрашивается поневоле, после того как мы восемь месяцев штормовали в
Атлантическом
океане, проводя под своим кораблём через Гибраалтарский пролив, в Средиземное море
атомные и
дизельные подводные лодки с базы Северного флота, посёлка Полярного. Никакой
романтики. Тяжелый,
изнуряюще выматывающий труд военного моряка.

После прохождения противолодочной зоны в проливе, подлодка всплывала ночью в
Средиземке, как
призрак и такими же призрачными тенями, покурить и получить свой автономный паёк, из
её чрева
выползали серебрящиеся в лунном свете моряки подводники.

Вы видели, как курят ребята моряки подводники? А как они пьют спирт, называемый на
флоте шилом?

Сигарета не курится, в полном понимании этого термина, она съедается за одну затяжку.
Ну, а шило-спирт
выпивается сразу — целой кружкой под кусочек сахара — не разбавленным водой.

Этому фокусу нас научил один офицер подводник. Доброй души человек. Ремонтируя, на
нашей советской
базе в сирийском городе Тартусе, дизель-генератор подводной лодки, я тогда столько
нагнул матов, через
колено, одетому в марлёвку подводнику, что удивляюсь до сих пор…. Как они там все
поместились в том
отсеке? Но надо отдать ему должное и он в долгу не остался — достойно отвечал.

Но и тем не менее дизелёк 3Д12, за трое суток мы отремонтировали. Чтобы экономить время
спали там же в
лодке, на натянутых между торпедными аппаратами гамаках.

После ремонта, вечером, я стоял, на юте своей родной ПМ-9 и облокотившись о фальшборт
ждал своей
очереди на окурок, который мы курили по очереди. Подошедший незнакомый капитан
третьего ранга
выложил на бак, стоящий здесь же на юте, консервы, сигареты и несколько бутылок вина.

— От наших маслопупов, — сказал он и добавил, обращаясь ко мне, — а я думал что на
лодке мы друг,
другу морды всё же понабиваем.

Узнать в щегольски одетом офицере подводнике, командира БЧ-5, промасленного
маслопупа из под паёл,
было не очень просто.

Не форма красит человека, а человек форму. На нашем мичмане Шепеле щегольская
морская форма
сидела, как на мешке с дерьмом. Восьми пудовому мичману никак не удавалось украсить
формой свою
фигуру, так же как и умом, своё внутреннее содержание. Ветераны флота писали в
соцсетях, что он сгорел
по пьянке от окурка. Дерьмо — не тонет.

В винных бутылках, принесённых офицером подводником, оказался спирт, по-нашему шило.
Который он с
нами и употребил. Мы оказались очень способными учениками, ему и особо стараться не
пришлось, обучая
нас, его пить.

Попав в начале восьмидесятых к буровикам, на остров Нефтяные Камни, мне пришлось
лечить ангину,
полученную от зимней рыбалки, полоская горло спиртом. Процедура я Вам должен сказать
очень
неприятная, но действенная, лет двадцать за ангину я не вспоминал.

А тогда вернувшись в Донузлав, в конце весны, с боевой службы мы окунулись в маковый
степной океан. И
как тогда сказал, мой годок одессит Толя Лосев:

— Я имею сильно сказать, потому, как хочется. И поэтому я скажу не сильно громко, но таки
с большим
душевным чувством. Да чтобы мы всегда так жили, как живём сейчас. И хай повыздыхают
все наши вороги!

Красиво сказал, что красиво-то красиво. Был бы я писателем, я бы его слова вставил, в
свою книгу. А пока
— какой шикарный вид, открывался с юта нашего корабля — его не надо было нюхать, его
надо было
видеть — это было необъяснимо красивое и великолепное зрелище — цветущая в мае
крымская степь.

2

На флоте в своей массе, мичмана на боевых кораблях, честно тянут служебную лямку и
пользуются
заслуженным уважением всего личного состава корабля. Но как в любой семье есть свой
урод, так и во
флотском экипаже попадаются свои гниды — сундуки, рассматривающие свою службу на
флоте, как способ
проявить свои командно-садистские наклонности и попутно разбогатеть, занимаясь ченчем;
на боевой
службе. Особенно эта страсть к обогащению проявилось у них в девяностые года, когда
появилась
возможность разворовывать свои же корабли.

С тем сундуком с экипажа, Лёва столкнулся через два года, когда его после второй боевой
службы, вместо
заслуженного отпуска, списали на на ПМ-24.Та «коломбина» шла доковаться в Болгарию. И
как обычно,
заведено перед морским походом, его с несколькими матросами кинули на береговую базу
ишачить —
загружать продовольствие. Старшим в той команде и был тот сундук Савельев, не узнавший
Лёву. Если бы
узнал всё могло пойти совсем по другому. Но не пошло.

Хитрожопый сундук воспользовался этим случаем, как поводом посетить свою шлюху, жену
товарища по
службе, который был в это время в морях, ушел, оставив матросов одних. Сказать, что Лёва,
ставший к тому
времени уже подгодком, как быдло таскал мешки с картошкой, пока сундук пердолил свою
шлюху, значит
вести вас уважаемый читатель в заблуждение.

Продав несколько мешков с картошкой, бабушке с улицы Ревякина и затарившись у неё же
домашним
вином, Лёва со своим годком Саркисяном, отправился в загул.

Помните — всё пропьём, но флот не опозорим? Это был именно тот случай. Им правда
пытался помешать
майор, командир береговой базы, но что мог сделать тыловой офицер — майор, пришедшим
с боевой
службы подгодкам, которые больше года не дышали пьянящим воздухом Родины, не
держали на Минке, за
ляшки блудливых офицерских жён и не пили самопальное вино? Разве, что вызвать
патруль, который их и
нашёл через сутки в экипаже, где загулявшие матросы, допивали со своими земляками,
одеколон.

На гауптвахте, к ним в камеру, (куда их доставил патруль) зашёл комендант города и после
непродолжительной беседы, он с вызванным в комендатуру корабельным политруком,
отправил их на
корабль. Объявить десять суток губы Лёве — объявили, но посадить не успели, он попал на
операцию в
госпиталь.

Через тридцать лет Лёва столкнулся с тем мичманом сундуком Савельевым, в социальных
сетях — тот вёл
страничку ветеранов флота и был таким богобоязненным, что вызывал этим у Лёвы большое
подозрение.

«Вы, теперь, наверное, чувствуете раскаяние за тот свой поступок?» — спросил сундук у
Лёвы.

Мрак — если мозгов не было по-молодости их не прибавилось и к старости, что тот сундук
убедительно и
продемонстрировал, прельстившись высокой российской пенсией и льготами, предал свою
Родину Украину,
переметнувшись в российские подданные. А Лёве клялся и божился, что он настоящий
украинский патриот
— им и умрёт. Предавший не единожды…

Но то будет в далёком будущем, а сейчас… Динамик захрипел и прокашлявшись натужно
прогремел
казённым басом: «Команде, построиться для похода в баню!»

Давно нетопленая баня встретила молодых призывников обшарпанными сырыми стенами,
(по всей
видимости, помнящих ещё царских моряков) запахом сырости, хлорки и холодной водой.
Валявшийся
сиротливо на подоконнике, кусок хозяйственного мыла призывниками был проигнорирован,
а зря — в
дальнейшем на боевой службе, о такой роскоши, как холодная пресная вода и
хозяйственное мыло, можно
будет только мечтать. После бани им выдали белую, с зелёным отливом, дубовую
матросскую робу,
сидевшую на них коробом. Притырошный вид, оболваненных на лысо, переодетых
призывников, комично
дополнял черный флотский ремень, одетый поверх голландки.

— Гандон перетянутый ремнём. — увидев себя в оконном отражении, пошутил Лёвин земляк
Витя
Кириленко.

Так Лёва начал свою срочную флотскую службу — длинною в три года. Он никогда не жалел
о том, что не
воспользовался отсрочкой и пошёл добровольцем на флот. Не его вина, что флот оказался
гнилой, как и вся
советская идеология.

3

Плавучая казарма под номером 138, где располагался учебный отряд бригады УВФ, была
пришвартована в
Угольной бухте. Давно некрашеный корпус коробки, тёрся о кранцы причала, скрипел и
жалобно выл
потусторонними голосами, вызывая этим, у новоприбывших молодых матросов, по ночам
жуткий страх. В
этом не было ничего удивительного. В свои лучшие года, она стояла в Египте и во время
войны её
холодильные камеры использовались под морг. В то время это была вполне привычная
практика. В чём
Лёве вскоре и самому пришлось убедиться, попав на боевую службу в Сирию, в порт Тартус.
Но это будет в
будущем, а сейчас в учебке, его ждал постоянно обдолбанный, пьяный, старшина первой
статьи Вася
Мазихин со товарищи.

Усугубив вечером очередную дозу домашнего винчика с димедролом, которым торговали
бабушки, (жёны и
матери офицеров и мичманов флота) с улицы Ревякина, он со своими годками развлекался
ночными
учебными взлёт-посадками, обучая салабонов, одеваться, раздеваться за сорок пять секунд
— столько
времени горит спичка. Особо нерасторопных салабонов ждали ночные развлечения под
паёлами и чистка
гальюна своей зубной щёткой и бритвенным лезвием. Но не всё так было плохо в учебке —
особо
одарённые салабоны, научились у них подделывать увольнительные записки, пить одеколон
— не
закусывая, что в дальнейшем им сильно пригодилось на службе.

Сходить в самоход к девушкам в общежитие или к бабушкам за вином, без липовой
увольнительной не было
никакой возможности. Город до такой степени кишел патрулями, что выйдя за пределы
воинской части,
правую руку уже можно было не опускать, а идти болванчиком, крутя головой на сто
восемьдесят градусов
и козырять всем подряд.

Город камней, хорей и бескозырок — так называли в то время, сами моряки город
Севастополь. Базу
советского парадного черноморского флота. Таким он был, таким он и остался.

За полтора месяца учебки молодые моряки салабоны, научились; делать имитацию
приборки и физзарядки,
одеваться-раздеваться за сорок пять секунд, ходить строевым шагом с песней о штормовых
морях, чистить
картошку, мыть посуду и пить одеколон. Как с багажом таких знаний защищать Родину —
осталось для
Лёвы тайной за семью печатями.

«Извините, что не так. Остальному вас научат на кораблях». — выпроваживая их на
Балтийский флот, в
город Балтийск, напутствовал команду, командир ПКЗ-138 лейтенант, фамилию которого
память Лёвы
Давыдова не сохранила.

4

Иссеченная и измочаленная, зимними ветрами и штормами в Атлантике, засуреченная вся в
ржавчине
девятка, ПМ-9, проведя полгода в дальнем загранзаплыве, благополучно вернулась с
Балтийского флота, в
семьдесят седьмом году на свою базу — в Севастополь.

«Почему благополучно?» — имеете вы право спросить. Имею право вам ответить: «Да
потому, что не всем и
не всегда везло вернуться на базу без потерь».

В 1978 году подводная лодка, которую к празднику Советской Армии и Флота, вытолкали
раньше срока с
ремонта, из порта Тартус, в автономку — на базу не вернулась. Ходили слухи, что она,
попав в газировку
провалилась на глубину, где и была раздавлена давлением. Говорили — случайность.

Позвольте, уважаемые читатели, сказать несколько слов от автора: «Вечная вам память
братишки, я с вами
не один день провёл в затхлых отсеках вашей субмарины».

По истечению многих лет Лёва Давыдов всё острее стал понимать, как им не сказано свезло,
что они
остались в живых, и что огромная заслуга в этом принадлежит их командиру, капитану
второго ранга
Савочкину. Этот командир смог организовать, так службу на вверенном ему корабле, что
они все вернулись
живыми и здоровыми не только с того дальнего похода, но и со следующей боевой службы.
Он многому
научил Лёву. Запомнились его уроки, как правильно подбирать команду, заполнять
расходные ведомости,
искусно прятать концы в воду и, выживая в экстремальных условиях, выходить сухим из
воды.

НЕБОЛЬШОЕ  АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Дело было в Атлантическом океане зимой 1977 года. Неподалёку от корабля ПМ-9
резвилось стадо китов,
внимание которых привлекла подводная лодка, которая скрываясь от самолёта разведчика
Орион, шла под
плавмастерской в подводном положении, Отделившийся от группы пятиметровый китёнок
подплыл
вплотную к лодке и пытаясь рассмотреть — это чудо-юдо, болтающееся без толку в
бескрайних просторах
океана, по неосторожности боднул лодку своей головой. Акустик с подводной лодки потом
рассказывал, что
китёнок издал такой звук, какой издаёт плачущий, обиженный ребёнок.

Тут же от группы китов стремительно отделились два взрослых кита. Выпустив по фонтану
воды, скорее
напоминающее пар, выпущенный с рвущихся котлов, они поплыли, переговариваясь к
кораблю, беря его в
коробочку. Даже стоящим на ходовом мостике, был слышен и понятен их разговор:

— Набираем скорость и одновременно бьём по этой жестянке. — просвистел огромный кит
скорее всего
глава семейства.

— Может не так сильно? — засомневался кит поменьше.

— Хочешь два раза делать одно итоже!?…

Дискуссию разъярённых китов прервал сухой звук автомата. Командир корабля кап 2
Савочкин стрелял с
автомата, удобно положив его на фальшборт ходового мостика. Пули с первой очереди,
подняв фонтанчики
воды, прошлись близко от головы кита. Со второй, прошлись ещё ближе. Пока штурман
снаряжал магазины
и перезаряжал автомат. Командир взял в руки мегафон и на доступном, понятном всем
нациям и живым
существам не литературном русском языке, доставшимся ему от предков, предложил китам
плыть своей
дорогой и не испытывать долго его терпения. Тем временем автомат был снова заряжён.
Мегафон был
отложен в сторону — мирные переговоры были, временно прекращены и снова заговорило
оружие.

Так упражняясь в словесном диспуте и стрельбе, прошло полчаса. Китам видно порядочно
надоели эти
матерные нравоучения и подплыв поближе к кораблю. Присвистнув на дворовой манер, они
окатили,
стоящих на мостике людей, ледяной океанской водой и буркнув:

— Да пошли вы все... к нехорошей маме… — развернулись и исчезли в глубинах
Атлантического океана.

Во время выполнения боевого задания по сопровождению наших подводных лодок через
Гибралтар,
плавмастерской довелось семь раз проходить туда и обратно пролив и всё время в
Атлантике их встречали
весело матерящиеся киты.

5

После Севастопольской учебки, команду моряков повезли через весь Союз на ДКБФ — в
Балтийск и сразу
же загнали на борт плавмастерской, а там молодых моряков уже ждали. Не просто ждали,
На них молились
все годки и подгодки, которым выполнять корабельные работы, почему то, было уже не
положено по сроку
службы. Это и есть начальный этап годковщины. Как говаривал Лёве, который был в своё
время старшиной
команды ВТМ, политрук с ККС «Березины» капитан третьего ранга И. В. Полянин:

— Давыдов не будешь гнобить молодых — спущу на берег… в мартобре!

Что имел в виду старый ловелас — неизвестно. Забавный был сорокалетний старичок-
боровичок.

За всю свою службу Лёва Давыдов не встречался с более лихим кораблём, чем ККС
«Березина».

За свои три боевые службы, Лёва повидал немало кораблей и подводных лодок. Кто
называл тот корабль
рейдэром, кто плавучим дисбатом. Кто за что туда попал, как кому нравилось, тот так его и
называл. Очень
большим был тот корабль первого ранга. Более двухсот метров в длину. Очень плохо с него
было ходить в
самоходы. Тяжело было по швартовочным концам подниматься на борт. Высота бортов
сумасшедшая —
более десяти метров и это только от ватерлинии до фальшборта. А какая на том корабле,
была годковщина.
Поддерживаемая негласно офицерским командным составом, она расцветала махровым
цветом. То, чему по
молодости, в учебке на ПКЗ, учил молодых моряков старшина Вася Мазихин, был, как
лёгкий бриз.

Власть и безнаказанность, не только развращает, но и разъедает душу. Если кто-то
пытается рассказывать
о том, что в то время на кораблях не было годковщины, значит он либо лжец, либо просто
не имеет ни
малейшего представления о службе, хотя быть может и носил форму.

Лёва вспомнил себя, зимой в семьдесят девятом, в Средиземке на своей последней боевой
службе, на
корабле первого ранга. В белоснежной, шитой перешитой, выстиранной в хлорке робишке.
Лысым, с
блестящей, как колено головой, в точке под Кипром — встречающим Новый 1979 год. А
рядом, возле ёлки,
стоял его корешь, братишка и годок — дед Мороз, Митя Матенков. Около ККС «Березины»
стояли в точке
ТАКР «Киев», американский Мидуэй, масса фрегатов и БПК. И если добавить сюда ещё
грохот от
взлетающих самолётов, эхо канонады, то перед нами предстанет картина маслом — встреча
нашей пятой
Среднеземноморской эскадры и шестого американского флота. Дурная военно-морская
силища и мощь и
пугала, и завораживала одновременно. Эту бы мощь, да направить на благие, мирные дела
— переплавить
их и понастроить круизных лайнеров и забыв о войнах путешествовать по миру. Красота,
но… Выросшим
мальчуганам — нужны взрослые игрушки в войнушку.

После пожара, на ККС «Березина» — на первой его боевой службе, вообще стало
невыносимо находиться
на борту. Корабль напичканный всем мыслимым и немыслимым вооружением, ничего
хорошего не обещал, с
него надо было по-тихому сваливать. Что Лёва и сделал по приходу со своей третьей боевой
в Союз. Правда
по-тихому не получилось, но тем не менее на следующую боевую службу на ТОФ, коробка
ушла без него.

Стоя на плавпричале, с которого отвалила ККС «Березина», Лёва скинул с пала
швартовочный конец и не
сдерживая слёз радости пошёл знакомой дорогой к бабушкам на улицу Ревякина и после
того, как
затарился винцом — к своей новой любовнице, офицерской жене, муж которой только что
пошёл на ТОФ,
отдавать свой долг Родине. Почему-то ему вспомнились где-то услышанные слова: «Кто на
что учился».

НОВЫЙ ГОД НА БОЕВОЙ СЛУЖБЕ

1

Зимнее Средиземное море штормило.

Бесноватые волны с глухим ропотом набегали на серую громаду корабля стоящего на бочке
в предзаходной
пятой точке под Кипром, пытаясь с ним поиграть в старую морскую забаву — оверкиль. В
клюзах, по
прежнему, выл и бесновался норд-ост. Время от времени он доносил с берегов Кипра запах
жареной рыбы и
потных женщин.

А внутри этой серой громады, выстроенная по утреннему подъёму, на палубе плавбазы
«Дрезино», команда
внутри-трюмной механизации, командиром которой являлся лейтенант Упашкин, томясь в
этот утренний час
от бездействия, перетаптываясь с ноги на ногу — роптала. В строю не хватало четырёх
человек; одного
подгодка и трёх годков, саботировавших не только зарядку, завтрак, но и построение с
разводом на работы.

Годки на «Дрезине» — не только имели право на собственное мнение, но и могли проявлять
вслух
недовольство. Командование корабля нельзя было баловать — иначе оборзеют и полностью
сядут на шею, и
превратится жизнь годков на корабле в сущий ад. И будут они последние свои полгода
вместе с карасями
чистить картофан по утрам и драить палубу. А молодой лейтенантик, вчера получивший
своё звание, будет
их прихватывать и рассказывать о том, как им надо служить. Мрак.

Причиной недовольства послужил вчерашний праздничный новогодний ужин устроенный
командованием
корабля своему личному составу.

— Совсем козлы оборзели, — выбив об бак из сухаря тараканов, которых любя называли
стасиками,
пробурчал годок с Ростова Яша Слизкой.

— И страх потеряли, — поддержал его Лёва Давыдов, художник-татуировщик и главный по
где, что достать,
намутить и забакланить, — есть предложение оставить это всё карасям, а самим сходить
проведать закрома
Родины. Кто за? Я так и понял, что никто здесь не будет против этого.

Все годки поднялись из-за бака, где валялись чёрные сухари со стасиками. В бачках
остывала дохлая синяя
утка с серым пюре, из сухой картошки, по вкусу напоминающее тошнотики, которыми по
сёлам кормят
скотину. Годки матюкаясь вышли из матроской столовой и пошли в гости к своему другу
кладовщику
молдаванину Таку, по кличке — кнехт вам в сраку.

Своё погоняло, Таку получил за этот стереотипный ответ, который он давал всем желающим
забакланить за
счёт товарищей офицеров, которым и принадлежали эти склады, вмещающие в своё нутро
пару пещер Али-
Бабы.

Лёва потратил на спину, руки и грудь Таку месяц своего драгоценного времени, (превратив
кладовщика в
крутого моремана, грозу морей и океанов) после этого — офицерские кладовые, перед ним
открывались,
как по мановению волшебной палочки.

На корабле Лёва пахал на износ — у него был, там свой маленький бизнес. После трёх
боевых служб, когда
командование его родной ПээМки вышвырнуло его вместо отпуска и длительного
увольнения, на эту
коробку — укомплектованную списанными со своих кораблей годками — раздолбаями и не
нюхавшей море
молодёжью, он твёрдо забил болт на службу и занимался только альбомами и наколками.
Набивал наколки
только годкам и мичманам. Все попытки командира группы ВТМ лейтенанта Упашкина,
отправить его
дежурным по камбузу или на другие тяжёлые корабельные работы, наталкивались на его
стойкое
сопротивление и неприятие этих приказов.

«Не положено по сроку службы и по состоянию здоровья — отстаньте товарищ лейтенант!»

2

Итак, в строю не хватало четырёх человек — одного подгодка и трёх годков. Посланные
лейтенантом
Упашкиным, на их поиск молодые матросы в строй уже не вернулись.

Молодые нашли годков в шхере в невменяемом состоянии допивающими спирт из
двухсотлитровой бочки и
брагу из огнетушителя ВПС-25, чтобы молодёжь не шланговала им налив по кружке браги,
усадили чистить
и жарить картофан — годковский обед.

Переданный самым смелым приказ Упашкина — немедленно явиться на построение
команды, годками был
встречен гоготом, топотом и свистом.

— Да пошёл он со своим построением на хер! — с трудом ворочая языком, проворчал
лысый, выбритый до
синевы, одетый Дедом Морозом годок с Казани, Митя Матенков. — А я пил, пью и буду пить.
— и в
доказательство своих слов, влил в себя полный плафон браги.

Его поддерживала под руку снегурочка, полуголая шмара Инка — «королева» Минки,
запросто выпивавшая
полную кружку неразбавленного спирта и легко после этого фокуса обслуживающая по
очереди тридцать
человек, без особых потерь для своего здоровья. Инку уже второй год передавая с борта на
борт,
нелегально возили по Средиземке, годки с кораблей пятой Средиземноморской эскадры.
Теперь дошла
очередь и до плавбазы «Дрезино». Годки корабля, впоследствии так бесславно преданного
и бездарно
проданного в Турцию, в лихие девяностые на металлолом, гуляли с ней не по-детски… И не
просто гуляли, а
ещё и отмечали на службе свой третий 1979 Новый Год, в Средиземном море, возле острова
Кипр.

Со вчерашнего новогоднего вечера в действие вступил святой флотский закон — «всё
пропьём, но флот не
опозорим…». А так, как всё хорошее имеет привычку рано или поздно заканчиваться, то и
двухсотлитровая
бочка спирта, честно утопленная при погрузке на подводную лодку, а потом поднятая на
борт водолазами
Кривовым и Выговским, отдав последнюю живительную влагу, мирно закончила своё
существование в
глубинах Средиземного моря, в этот новогодний праздник.

Спирт был допит, и в шхере повисла тишина, было только слышны падающие с подволока
капли воды и
приглушенные стоны кому-то отдающейся любвеобильной Инки.

— Надо что-то делать. — глубокомысленно изрёк Дед Мороз Митя Матенков чухая свою
лысину.

— Надо, надо. — повторил за ним весь дружный коллектив шлангующих годков и все
выжидательно
уставились на Лёву.

— Надо подумать. — произнёс задумчиво Лёва потягивая из плафона самодельный
коктейль, состоящий из
Свежести и Огуречного лосьона.

— Да что там думать!? — подорвавшись, как ошпаренный вдруг закричал Митя Матенков и
исчез в глубине
бесконечных коридоров.

Через некоторое время послышался отдалённый гул лифта, спускающегося в недра корабля.

— Куда это он? — удивлённо спросил Юра Дяченко, списанный с ПээМки вместо дизбатана
на «Дрезино» —
за избиение ворюги салабона. И сам себе тут же ответил. — Наверное, в хранилище за
спиртом.

— Да куда ему одному притащить бочку. — возразил Вася Бакин главный старшина
боцкоманды, тоже
списанный годок с ПээМки. — Не допрёт, не сможет. — но увидев катящего по палубе бочку
Митю
Матенкова, поправился. — Бля буду смог.

— Там в лифте ещё пять бочек — идите, заберите. — отпыхнулся перегаром Матенков.

В шхере, над головами годков, осязаемо повис вопрос: «Ну и что с ними делать?»

3

По кораблю ещё долго ходил слух, что когда подбуханный замполит БЧ-5, атеист и
коммунист, кап. 3
Бухалин увидел ночью в Новогоднюю ночь, на шкафуте, в свете месяца голую барышню,
принялся неистово
креститься, а когда она ему ещё и предложила сделать миньет за недорого, он с криком:
«Чур меня, чур
меня» -закрылся у себя в каюте и ушел на два дня в запой. Капитан-медик его еле-еле
привёл в чувство.

Потом на исповеди, замполит БЧ-5, атеист и коммунист, кап. 3 Бухалин, по большому
секрету рассказывал
священнику, что сирены и русалки в природе всё-таки существуют.

Батюшка ему конечно охотно верил. Так же как и врач, психиатр, который излечивал его
антабусом в
Севастопольском госпитале от белой гарячки.

Ну, а пока замполит, самоустранившись от своих прямых обязанностей, бухал —
закрывшись у себя в
каюте.

Упашкин же был вызван к старшему помощнику командира корабля кап 2 ранга Удрикову на
ковёр.

— А скажи-ка мне товарищ лейтенант, — начал разнос старпом, — где твои моряки? Почему
никого не
видать на палубе, за работой? Или ты уже с утра пораньше забил болт на службу? Не
рановато ли?

— Да, как Вы, смеете разговаривать со мной в таком тоне? — взвизгнул Упашкин. — Я
офицер Советского
флота. Да я Вас на дуэль, на пистолетах, на шкафуте, с десяти шагов, до первой крови… —
продолжал
нести околесицу и катить бочку на морского волка, бывший курсант, пару месяцев назад,
как получивший
погоны лейтенанта.

— Ннн-да, — выслушав лейтенанта, старпом поморщился, как от приступа геморроя, —
принесла тебя
нелёгкая на мою голову, ну да ладно будем устранять пробелы в твоём воспитании. Запомни
первое салага
— сейчас ты никто — ноль. Второе я здесь твой командир, а командир всегда прав, и самое
главное, если не
хочешь служить на этом корабле по возвращению на базу, подашь рапорт о списании с
корабля. Ну, а пока,
товарищ лейтенант, приступайте к своим прямым обязанностям — воспитывайте на личном
примере своих
подчинённых. Плохих моряков нет — есть плохие командиры, не умеющие или не
желающие их
воспитывать. Ну, а пока… Равняйсь. Смирно. Кругом. Шагом марш. Ать два. Я тебе покажу
дуэль на
мясорубках. Салабон.

Выпроводив задиру, шланга лейтенанта; старпом достал из сейфа заветную бутылочку
коньячка и налив
себе рюмочку, подошёл к квадратному иллюминатору и стал наблюдать, потягивая
коньячок, как лейтенант
с двумя мичманами пытается найти и согнать, хотя бы до кучи свой забузивший и
зашкерившийся личный
состав.

Через два часа с грехом попалам, половина команды была кое-как собрана и построена на
центральной
палубе в подобии шеренги.

— У вас совесть есть? Родина нам доверила, Родина на нас полагается, Родина от нас ждёт,
все как один, не
отдадим врагам, не дадим нас..

Что там ещё орал зануда лейтенант старпом не стал слушать, а закрыв иллюминатор,
вызвал своего рекса
— вестового, старшину первой статьи Яхрименко.

— Слышь Серый, — когда они были одни старпом называл своего холуя вестового по имени,
— слётай-ка к
Таку, да возьми икорки и ещё винца. Что-то у меня сегодня от коньяка изжога. Давай пулей
и себе что
нибудь прихвати. Заслужил. Да не вздумай своих земляков угощать. А хотя ты скорее
удавишься, а своим
не поделишься. Потому, как жлоб и засранец. За что и ценю.

Выпроводив своего вестового, старпом дёрнув ещё две рюмахи, решил продолжить
воспитание оборзевшего
лейтенанта.

Упашкин, вызванный по громкоговорящей связи, притащился через час, весь в грязи и
взмыленный, как
подорванный мерин.

— Ба, какие люди и без секундантов. — не смог скрыть своего сарказма старпом. — Как
дела лейтенант,
почему являетесь по вызову с опозданием и к тому же грязный, как скотина? Мне будет в
падлу с таким
бичем дуэлировать! Что Вы себе позволяете? Не слышу ответа, может у Вас шпиль в глотке
застрял. Что ты
там бормочешь? Не слышу!

— Годки понапивались, забили болт на службу, молодые саботируют приказания, я всё
делаю сам с
мичманами. — заныл как сломанное радио, лейтенант. — Времени помыться и переодеться
нету. —
продолжал он оправдываться.

— Да ты охерел, да меня это не гребёт, да у нас через неделю по плану учений передача по
струнам
авианесущему крейсеру «Киеву» ракет с ядерными боеголовками!!! А у тебя годки на
службу забили?! Да я
тебя под трибунал отдам! Делай, что хочешь, находи общий язык со своими раздолбаями
годками, обещай
им отпуска, внеочередные звания, но чтобы струны… Вашу грёба мать, через неделю у нас
работали, как
часы! Пошёл вон!

4

Замполит бч-5 «Дрезино» кап 3 Бухалин спал в своей каюте тяжёлым сном пропойцы-
моряка списанного на
берег с корабля за пьянку.

Ему снилось, что какая-то портовая шалава, до которых он был большой любитель, напоила
его и заманив
на кладбище обещанием дешёвого миньета, положила живым в гроб и принялась
заколачивать гвозди,
несмотря на его крики и вопли. Проснулся он от своего крика. В дверь его каюты кто-то
лупил ногами, не
жалея импортного пластика, которым она была обшита.

— Спишь Игорь Андреич? — спросил вваливаясь к нему в каюту Командир ТМ лейтенант
Упашкин. — А
между тем наша команда занимается саботажем и твоя прямая обязанность, применив все
свои
агитационные заморочки, призвав их к порядку, заставить пахать. Или ты уже не замполит
бч-5?

— Сопли подбери. — ласково посоветовал ему Бухалин. — Послужишь с моё, а потом и
будешь старшим по
званию указывать, что им и когда делать. А пока быстро сгоняй к себе за спиртом —
опохмелимся, уж
больно голова с бодуна болит. Да ещё и красной икрой вчера сдуру обожрался. Вперёд
лейтенант одна нога
тут, а вторая ещё вчера должна была быть там. — зашёлся в хохоте от своей шутки
политрук.

— Да ты чё не просох ещё политрук долбаный!!! Глаза раскрой и уши продуй — нам с тобой
Игорь Андреич
грозит, как минимум трибунал, за срыв боевой задачи, а как максимум могут ночью и за
борт выкинуть. —
задетый за живое заорал Упашкин

— Так чего ж ты молчишь Митя? Я, как пионер — всегда готов. — проскрипел Бухалин
пропитым голосом,
наливая в стакан, трясущимися с бодуна руками воду.

— Так, что будем делать Игорь Андреич, а ведь могут и скинуть за борт? Особенно Давыдов,
не нравиться
он мне, да и остальные не лучше. — успокаиваясь спросил Упашкин.

— Это у тебя сынок паника от незнания людей и обстановки. У нас, слава богу, не крейсер
«Очаков», чтобы
поднимать бунт из-за гнилых сухарей и тухлого мяса. И немного подумав, добавил. — Да и я
не политрук
Саблин, бунт не возглавлю. Не бзди. Вот сейчас немного поправимся и займёмся нашими
баранами.

Политрук не торопясь влил в себя половину зашкеренного фанфуря шила и, протерев
заслезившиеся глаза,
спросил:

— Так кто там у тебя главный бузотёр, — запивая водой, зашкеренный от команды спирт,
спросил замполит,
— Давыдов ты кажется говорил?

— Он гнида, жопой чувствую он, а ещё Слизкой, Матенков, Дяченко. — стал перечислять
всех своих
старослужащих Упашкин. — Их бы всех скопом посадить на «Кубани» в карцер, а потом
отправить в Союз и
засадить в дисбат, чтобы служба раем не казалась.

— Дурак ты Митёк, хотя, наверное, себя за умного держишь. Если мы скопом сдадим такую
прорву народа,
кто на нас пахать, пардон оговорился, служить Родине будет? Ты об этом думал? У тех, кого
ты готов хоть
завтра не раздумывая засадить за решетку по две, три боевые службы. У тебя есть, кем их
заменить?
Молчишь? То-то и оно. Да и ещё скажу тебе по секрету, чисто между нами, перед выходом
на боевую
службу их несколько раз вызывали в штаб бригады к контр-адмиралу Ведведеву. Не знаешь
зачем? Вот и я
не знаю, но догадываюсь. Ты, о спецкоманде не слышал, с неограниченными полномочиями,
созданную на
нашем корабле? Ты случайно в неё не вхож? Нет? Жалко я тоже. Так, что действуем, как
обычно —
разделяй и властвуй.

Закончив свой монолог старый хитрый лис политрук, допил свой фанфурь со спиртом, сытно
отрыгнул,
бзднул, потянулся и закурив откинулся на баночке зажмурив свои свинячьи глазки от
удовольствия.

Упашкин сидевший в задумчивости — тоже закурил.

— Да и ещё Митёк выяви у себя в команде стукача. Что ты на меня смотришь, как баран? —
вдруг
вызверился на Упашкина политрук. — Того самого стукача, который тебя пьяного, по
телефону, с потрохами
закладывает старпому. Его надо надолго уложить в санчасть. Всё иди, служи и под любым
соусом пригласи
ко мне кого-то из старослужащих.

5

Наполненный сумбурными событиями первый день нового 1979 года подходил к своему
логическому
завершению. Смеркалось.

Бесновавшееся с утра море успокаивалось. Дул лёгкий бриз, всё также временами
доносящий с Кипра запах
жареной рыбы, потных и сексуально удовлетворённых женщин со стойким перегаром,
лёгкого сухого
греческого вина.

— Этот ветер принёс нам, привет за Одессу. Пахнет, как у меня дома, когда моя мама с моей
Соней, таки
жарят бичков. — сказал сидевший на кнехте 23-летний годок Толик Лосев, опоздавший на
свой призыв и
теперь числившийся в команде самым умным по женской части. Когда большинство команды
покупало в
Тартусе, на фарцовку, всякий фуфел — Лось, опытный одесский ловелас, покупал дивной
красоты
шёлковые пеньюары и кружевное бельё. Он, таки знал, чем можно растопить лёд, лежащий
на женском
сердце затурканой бытом советской женщины.

— А эта каломбина, всё таки к нам сегодня наверное пришвартуется. — наблюдая за
бестолковой суетой
ПМ-4, пытающейся целый день стать лагом к «Дрезино», продолжил разговор Юра Дяченко.

— Да куда ей, ты что не видишь, кто на капитанском мостике рулит? — вступил в разговор
Лёва Давыдов. —
рассматривавший прыгающий на волнах корабль в бинокль.

— Грамотный, сам с биноклем, а я не вижу. Ну и кто там такой бестолковый рулит?

— Да дружбан твой, бывший помоха с ПээМки, который нас с тобой и списал сюда — в этот
плавучий
штрафбат.

— Кто, Сухой!? Ну- ка, дай мне Лёва бинокль. Хочу на этого засранца поближе посмотреть.
Не уж то жив
курилка? — Юра взял бинокль в руки и долго всматривался в морские сумерки.

— А ведь ты прав — он гадёныш, собственной персоной, не потонуло — приплыло. Сейчас
ещё и к борту
прибьёт это дерьмо. — произнёс Юра, возвращая бинокль, со злости плюя на загаженный
шкафут.

Причина, мягко говоря, недовольства, Дяченко легко объяснима. Два года Юра играл в
вокально-
инструментальном ансамбле созданном капитан-лейтенантом Сухим на ПээМке и думал, что
так и уйдёт
домой, на гражданку, особо не перенапрягаясь по службе. Возможно, что так бы и
случилось, если бы не
случай.

В экипаже на корабле стали пропадать личные вещи. А теперь представьте себя в
замкнутом пространстве
посреди океана, без самого необходимого; часов, сигарет, одеколона, ну и остальных милых
и дорогих
вашему сердцу безделушек. Ещё представьте эту атмосферу, всеобщего недоверия и
подозрения, также
круг подозреваемых, в который входит каждый матрос. Чтобы Вы сделали с тем уродом,
человеком его
назвать нельзя, которого поймали на горячем? Правильно — сейчас выкинули бы за борт,
без суда и
следствия. А тогда намылив шею и вынеся выговор по комсомольской линии, его простили,
поверив, в то,
что он больше не будет обворовывать своих сослуживцев, оставили на девятке, а тех, кто
его проучил,
списали.

Но замполит оказался не таким простачком и в оправдание своего тунеядствующего
существования на
корабле, по приходу с боевой, в Союзе подал рапорт — не на крысу вора, а на участвующих
в его самосуде
матросов. Запахло дисбатом. Сухой, который готовился принять командование на ПМ-4, за
Юру не
заступился. Помог, заступившись в бригаде за матросов, командир корабля кап 2 Савочкин.

Так, что швартовки Сухого гулявшие уже сутки годки ждали с большим нетерпением.

6

Под вечер со своей каюты выполз, в расчете на шаровое бухло, фиолетовый от пьянства
капитан-медик
Кураж, вырывающий морякам зубы без наркоза и имеющий в своей аптечке только аспирин
и
неприкосновенный запас йода. Видимо он считал, что вполне достаточно и того, что он сам
постоянно
находился под наркотическим кайфом.

Как все художники любители он мнил себя непризнанным гением и критику в адрес своих
малюнков,
написанных хвостом пьяного мула, воспринимал очень болезненно, заливая скуку и свою
невостребованность спиртом.

В морг, где был его кабинет — его палкой невозможно было загнать, чем годки и
пользовались,
приспособив его себе под шхеру, а чтобы он не путался под ногами, ему откомандировали
Инку с литровой
колбой спирта — второму он был рад гораздо больше, чем шмаре.

— Зря мы этому шлангу спирт отдали, только добро перевели, — пробурчал Яша Слизкой и
добавил, —
хватило бы тому эскулапу и Инки.

— Да ладно тебе бурчать, лучше подумайте, куда бочки со спиртом будем девать? —
озадачил всех Лёва
Давыдов.

— Да отдавать назад жалко, а самим нам не осилить.

— Придётся, наверное, майнать за борт.

— Не братва, — вмешался в дискуссию опять Лёва, — есть идея получше.

— Какая?

— Ну, говори не тяни кота за яйца. Выкладывай.

— Предлагаю смайнать за борт не спирт, — он на мгновение замолчал, обвёл всех хитрым
взглядом, и потом
добавил, — а якорь.

— Не хера себе пельмень, сам придумал или кто надоумил? Нас же после этого на ноль
помножат! —
возмущенно зароптали годки.

— Помножат, — не стал успокаивать их Давыдов, — но ещё быстрее помножат, если
пришьют нам саботаж
на боевой службе и хищение социмущества, в особо крупных размерах. Надеюсь, никто не
забыл
списанного в дисбат за украденный ящик вина Тусина?

На шкафуте воцарилась молчание. Уж больно хорошо был всем известен этот случай.
Офицеры ПээМки
жестоко отомстили своему вестовому, позарившемуся на их собственность. Приказ был
доведен до сведения
всему личному составу бригады УВФ.

Матрос, получающий в месяц 3 рубля 62 копейки должен пить только одеколон и курить
махорку — это уже
политруки от себя доходчиво объяснили.

На чужой каравай рот, не разевай. А тут шесть бочек спирта и ещё немало чего могло
всплыть, да и не
чистый на руку лейтенант-снабженец Воров мог своё приписать. Было от чего
призадуматься.

— А знаете не смотря на весь авантюризм. — этот план, таки может сработать, — и почухав
лысину Лось
добавил, — а если ещё и небольшой пожарчик в машине организовать, вообще на пять
балов потянет.

— Да вы пацаны вообще охеренели вашу мать, вы ещё предложите кингстоны открыть и
притопить наш
лайнер! — возмущению осмотрительного Юры Дяченко не было предела.

— А ведь мысль подал неплохую, но пока рано. — успокоил его Лёва Давыдов. — Майнаем
этой ночью за
борт якорь с цепью, устраиваем небольшой пожар в машине и пока сыр-бор, перекидываем
четыре бочки со
спиртом Сухому на пароход..

— А ему за что такой подарок? Харя у него не треснет?

— Не успеет, пока ночью господа-товарищи офицеры будут праздновать встречу, к утру
спирт рассосётся по
эскадре.

— А получится? — осторожный Дяченко, всё никак не мог успокоиться.

— Должно, получится. Пока будут разбираться кто прав, а кто ещё правее, пока будут
искать стрелочника,
в этом бардаке всё и рассосётся — спишут на пожар. Им не впервой.

7

Уставшая, измочаленная зимними штормами и бестолковым командиром старая ПМ-4
наконец-то, поздним
вечером, после бесчисленных попыток пришвартоваться к «Дрезино», подвалила к правому
борту этой
громадины, достигавшей в длину триста метров. На ходовом мостике, который был ниже на
пару метров от
шкафута «Дрезино», продолжая командовать швартовкой рулил кап. 3 Сухой, а рядом
бестолково суетясь
тёрся его мыршавый кап. лей замполит.

— О и эта гнида здесь! — обрадовано закричал Яшка Слизкой, увидев на мостике этого
сморчка.

Сморчок замполит услышав Яшкин голос, поднял голову и остолбенел.

— Что гнида, не ожидал меня здесь встретить, а помнишь, что я тебе обещал в последнюю
нашу встречу!?
— продолжал всё больше разъяряясь, орать Яшка со шкафута громадины «Дрезино»,
остолбеневшему
заморышу замполиту.

— Ну, а пока на тебе — это аванс! — и достав свой член из штанов, он стал мочиться на
голову замполиту.

Обоссоного замполита, как ветром сдуло с ходового мостика. А на шкафуте продолжавшего
бесноваться
Яшку, пришлось связать и отнести в кубрик.

Появление разжалованного бывшего главного корабельного старшины Якова Слизкова на
«Дрезино», была
полна личного горя и драматизма. Получив из дому телеграмму, что его мать в тяжёлом
состоянии лежит в
больнице, он как дисциплинированный матрос обратился с рапортом к командиру корабля,
о
предоставлении ему краткосрочного отпуска по семейным обстоятельствам. Как по закону
подлости капитан
не успел подписать рапорт, попал в госпиталь с перитонитом, а так как старший помощник
был в отпуске,
временно на командовании остался его заместитель по политчасти. Ну, а этот держиморда и
воспитатель
личного состава, видевший во всём подвох, стал тянуть резину, ссылаясь на то, что
телеграмма не заверена
главврачом и военным комиссаром. Послали запрос. Через два дня пришла вторая
телеграмма, но уже
извещавшая о похоронах. И опять замполит в чём-то усомнился.

А зря. У главстаршины Слизкова уже снесло крышу. После серьёзного мужского разговора,
замполит попал
в госпиталь, а Яшку отвёз на губу вызванный наряд милиции. Никто из моряков не
согласился его
конвоировать.

Дело в бригаде замяли, уж очень оно не вписывалось в декларируемый повсеместно
советский гуманизм.
Отсидев на губе положенный срок, разжалованный главный старшина и попал на этот
плавучий дисбат, с
громким названием «Дрезино». А повреждённый замполит временно исчез. Думали, что его
комиссовали, а
оказалось, что эта гнида в Болгарии на ремонте ПМ-4 отсиживалась.

Годки с ПМ-4 которым, ночью перегрузили спирт, потом рассказывали, что их замполит
заперся у себя в
каюте и не высовывал нос, пока их каломбина не отвалила от «Дрезино».

Ну, а то, что он после этого случая стал посмешищем не только на корабле, но и в
дивизионе — удивляться
не приходиться, (на флоте замполитов не особо уважали) никто из офицеров не хотел, есть
с ним за одним
баком. В расстроенных чувствах он подал рапорт об отставке, сжёг свой партбилет и
эмигрировал в
Израиль.

8

По случаю встречи и благополучной швартовки в офицерской кают-компании был накрыт
праздничный
ужин. По сравнению с матросским ужином, состоявшего из флотского борща на кислой
капусте, дохлых
синих уток и вонючего пюре из сухой картошки — он был не плох. Не так конечно, как в
лучших
ресторанах, но тем не менее. Кладовщик Таку, постарался на совесть. В меню праздничного
ужина входили;
каспийская селёдочка, свежевыпеченный хлебушек, жареный картофель, мясо по-
аджарски,
приготовленное по особому рецепту личным офицерским коком Дувадзэ в отдельном
офицерском камбузе.
Так же красная и чёрная икорка, копченые колбасы и окорока, салаты из свежих овощей,
фрукты и
шоколад. Из спиртного слуги гарсунщики, подали болгарское вино, коньяк Плиску, вино
Рислинг, ну и
конечно же спирт, ласково именуемый моряками шилом. В общем, в принципе всё было как
всегда; по-
скромному, почти по-семейному.

— Кто на что учился. — ответил замполит Бухалин, когда его матросы спросили: «Почему
офицеры
питаются, как гурманы, а рядовой состав жрёт сухари с тараканами?» А стоящий рядом
сопливый
лейтенант-снабженец Воров добавил:

— Жрите они полезные.

А ведь бог шельму метит — чуть позже, во время учебных стрельб с РБУшек, этого гурмана
снабженца-
диетолога, размазало сорванными, взрывной волной, дверями по переборке. Корабельный
медик, в руки
которого попал контуженный и оглохший лейтенант, не стал долго думать; взял да и
закатал его с головы
до ног в гипс и при первой возможности сплавил на плавучий госпиталь «Кубань».

Моряки народ хоть и хамский, но завзятый, что в бою, что в еде и офицеры здесь не
исключение из правил
— воевать так воевать, гулять, так гулять, а тем более такой повод — встреча на боевой
службе, в дальнем
походе однокашников и земляков, да и Новый год всё же.

Так, что война войной, а обед по расписанию. Поздний ужин, на котором было сказано так
много тёплых
слов в адрес хозяев «Дрезино», уже стал плавно перетекать в ранний завтрак, когда
неожиданно он был
прерван сигналом аварийной тревоги.

— Аварийная тревога, аварийная тревога!!! Пожар в машинном отделении!!! Кормовой
аварийной партии
построится на юте!!! Форма одежды рабочая!!! Это не учение, в вашу мать! — перекрывая
рёв сирены,
заорал гавкунчик, голосом дежурного по кораблю мичмана Шевеля, и замолчал.

— Твою Нептуна грёба оба нашу, вашу мать! — выматерился командир кормовой аварийной
партии каплей
Мордасов и добавил. — Вот и погуляли,

— Чего сидишь каплей!? — заорал на него старпом. — Ноги в руки и вперёд на боевой пост!
Через пять
минут доложишь обстановку, иначе командир нам с тобой матку наизнанку вывернет. Давай
Паша, давай
шевелись. Всё в твоих руках.

— Есть, ноги в руки. — буркнул Мордасов поднимаясь из-за заваленного деликатесами бака
и добавил
обращаясь к Сухом. — Ну и не везучий ты Макс, притащил на своём хвосте нам проблему.

— Да что Макс, сразу Макс. Привыкли с училища, чуть что так сразу Макс. — стал было
возмущаться
командир ПМ-4, но увидев, что он остался в гордом одиночестве, махнул рукой и взяв с
бака почти полную
бутылку Плиски, тяжело вздохнув — вкатил её всю в себя с горла, без остатка.

— Задолбали.

9

Погода в Средиземке снова испортилась. Ветер было успокоившийся к вечеру, под утро
разгулялся с новой
силой, гоняя бестолково волны. Над Кипром повисли свинцовые тучи. Заходил шторм.

На юте цокая зубами от пронизывающего до костей зимнего ветра, выстроилась одетая в
белую
парусиновую робу, кормовая аварийная партия.

На ют с коридора колобком выкатился одетый в штормовку каплей Мордасов.

— Что прикажете делать товарищ капитан-лейтенант? — официально обратился к нему, его
заместитель
лейтенант Упашкин.

— Доложите обстановку! — приказал Мордасов.

— А, что докладывать Паша, жопа нам — аварийная система пожаротушения с пожаром не
справилась,
огонь так нагрел переборку, что ещё немного и вспыхнет хранилище со спиртом. —
переходя на не
официальный тон доложил Упашкин. — Что находится за ним, не мне тебе рассказывать.
Рванёт так, что от
нас и Кипра останется только пар.

И как бы в подтверждение его слов, корабли шестого американского флота и пятой
Средиземноморской
эскадры, стоящие в этой точке, стали выбирать якоря, разводить пары и уходить подальше
от горящей
«Дрезино».

— Сваливают гниды! — затягиваясь самокруткой, зло пробурчал Лёва Давыдов, которого
сигнал аварийной
тревоги согнал с мягкого тела безотказной Инки.

— Да похоже приплыли. — поддержал его Яшка Слизкой.

— Интересно и чья это таки работа? — поинтересовался Лось, посмотрев хмуро на
Матенкова — и я дико
извиняюсь почему, этот гармыдер надо было делать с такой помпой?

— Да вы чё братва думаете это я? — возмутился моторист Митя Матенков. — Карась, сука,
салабон, так
поднял обороты дизель генератора, что тот, взбесившись, пошёл в разнос, ну а там и
рвануло.

— Салабон живой?

— Да вон он гнида трясётся от страха, думает, что я его сдам.

— С этим успеется, — вмешался Яшка Слизкой, — а пока тащи-ка сюда этого красавца.

Трясущегося от страха салабона, прослужившего всего полгода и умудрившегося гробануть
дизель-
генератор у такого лайнера, как «Дрезино», пинками подогнали к годку.

— Жить хочешь? — в лоб задал ему вопрос Слизкой, — По глазам вижу, что хочешь гнида, а
раз так —
берешь с собой десять человек своих карасей, противогазы на рожи, вэпээсы в руки. Ты
старший. Время
тушения пожара — десять минут. Алес Форвэртс. Время пошло.

Годки отдраили дверь машинного отделения, вкинув туда огнетушители и упирающихся
салобонов, они
дверь снова задраили.

— Не хотят умирать, а придётся, если не потушат пожар — сказал наблюдавший за
действиями годков
каплей Мордасов.

— Так же нельзя, так же не по-человечески!! — вдруг закричал сорвавшимся голосом
Упашкин.

— Можно Митя и нужно или они справятся и мы все живы, если нет, тогда и нам всем
крышка, так что
лучше, не вмешивайся, а то и мы с тобой попадём под раздачу.

— Ну нет, ты как хочешь, а я так не могу, пойду к ним, — сказал Упашкин, внезапно
отвердевшим голосом.

— Ну, что добровольцы на подвиг ещё есть, — обратился он к своей команде, — или вы
только водку пить и
баб топтать?

— Да угомонись ты лейтенант, не дави на совесть. — раздался от отдельно стоящей группы
годков голос
разжалованного главстаршины Якова Слизкова. — Я пойду. И всё! — и обращаясь к
дёрнувшимся было
выйти из строя своим товарищам, добавил. — Вас матери ждут.

Дверь снова отдраили и пожар, получивший новую порцию кислорода, вспыхнул с новой
силой — поглотив,
как казалось навсегда, моряков.

А над морем разносились гудки уходящих из точки кораблей, бросивших терпящее бедствие
своё судно на
произвол судьбы.

Рассчитывать надо было только на свои силы, а если точнее на тех моряков, которых
тушили пожар — в
горящем машинном отделении, набитого ракетами с ядерными боеголовками корабля.

10

Пока вся аварийная группа, в машинном отделении, возле задраенных дверей, ждала с
нетерпением добрых
вестей от своих спасателей, главный боцман корабля, почти офицер — мичман Шевел,
сменившись с вахты,
обнаружил у себя в хозяйстве, на баке пропажу — исчез пяти тонный якорь Холла, вместе
со стометровой
цепью. Когда пропадал кузбаслак, то в принципе всё было понятно — боцмана его
выпивали, смешав с
солью. Но якорь — это, уже не вписывалось ни в какие, рамки. Это был нонсэнс. Дело пахло
трибуналом.
Надо было находить либо новый якорь, что было здесь невозможно, либо искать старый,
только не понятно
где, или же найти виновника этого происшествия.

Короче говоря, зная крутой нрав старпома, старый вороватый мичман Шевел понял, что он
попал и попал
по крупному. В то, что его подставили, чтобы скрыть свои делишки — это он понял, хоть и
не сразу, но
понял. Осталось узнать, кто это и зачем им это было надо. А, по всему было видно, что
крепко было надо.

Он не поленился спуститься на среднюю палубу и, отыскав спящего в кубрике старшину
своей команды
Бакина, вылив чайник воды на спящего, попробовал его разбудить. Бухавший сутки
старшина,
разбуженный таким беспардонным образом, не разобравшись в происходящем, ударил
пудовым кулаком, не
раздумывая, мичману в ухо.

Когда мичмана через полчаса отлили водой, старшину продолжавшего спать сном младенца,
уже охраняли
от его посягательств, два подгодка.

— Пошел на хер сундук! — сказал один из них и добавил — Если конечно не хочешь
добавки.

«Главному боцману корабля срочно прибыть на ходовой мостик!» — вдруг пролаял
механическим голосом
гавкунчик.

— Когда проснётся, передадите ему, чтобы зашёл ко мне по делу. — на ходу произнёс
Шевел, потирая
забитое ухо, выходя из кубрика.

— А не замотаешься пыль глотать сундучара. — пробурчал ему в след один из подгодков, и
плюнув в след
добавил. — Вали, на хрен гандон.

На ходовом мостике, разбуженный сигналом аварийной тревоги и известием, что очаг
возгорания не
удаётся ликвидировать, а он наоборот расширяется, лютовал капитан 1 ранга Пулин.

После того как был подан сигнал бедствия и на него никто из стоящих в точке кораблей не
отреагировал —
не предложил помощь, а наоборот стали сниматься с якорей и уходить с точки, Пулин понял
— надо
немедленно принимать экстра ординарные меры.

На связь с Москвой времени не было, надо было принимать решение самостоятельно. Пан
или пропал.

Терпящий бедствие и вот-вот сдетонирующий корабль, имеющий на борту кроме простого
боезапаса ещё и
ядерные ракеты, надо было бы отвести подальше от острова и открыв кингстоны, затопить.

Вызванные срочно на мостик старпом и командир бч-5 этот вариант отвергли. Как они
сказали: «По
причине не работающих котлов, турбины и нехватки времени».

Главный боцман мичман Шевел доложив о том, что спасательных средств хватит на всех и
что все они
исправны — успокоился. Разбирательства по поводу потери якоря отменялись. Не до того.
Живыми бы
выбраться из этой каши.

Выслушав все доводы за и против, мнение пропойцы замполита, призывающего всех
немедленно покинуть
гибнущее судно, предварительно затопив его и тем самым спасти мир от глобальной
ядерной катастрофы, в
счет не бралось — кап 1 ранга Пулин задумался.

Когда он уже хотел отдать команду об эвакуации личного состава, на мостике зазвонил
телефон.
Докладывал командир кормовой аварийной партии каплей Мордасов.

Командир, чтобы его слышали все на корабле, включил громкоговорители:

— Повторяю. — очаг возгорания локализован, пожар ликвидирован. У нас потерь нет — пять
матросов и
лейтенант Упашкин, которые отравились угарным газом, отправлены в лазарет. Повторяю —
пожар
ликвидирован!

— Слава Богу. — перекрестился коммунист командир корабля, а за ним, как по команде и
все его офицеры.

А дока замполит тут же взял этот факт на карандаш. Авось пригодиться.

Над Средиземным морем вставало, не по-зимнему, яркое солнце. Чувствовалось скорое
приближение весны.
Природа оживала, не подозревая о том, насколько близко она была — к ядерному
апокалипсису.

Пара слов за флотское братство

Предисловие:
Санек!  Я брал в кладовке банок 5 тушенки той советской и полбака чищеной картошки
отдавал парням а они у маслопупов паром обдавали все это дело и получалось пюре с
тушенкой Или перед проверкой нарубаю отбивных по полкилограмма и отдаю на камбуз
Пока вечерняя проверка проходит нам дежурный кок нажарит килограмм 7-8 и где-нибудь в
посту СПС-овском забакланим Но мне было проще я через месяц на корабле попал в службу
снабжения баталером продовольственным вся провизия у меня была под ключами.
              некто Вячеслав Каплин



Обо мне столько ходит слухов и сплетен в интернете, что я решил написать этот небольшой
рассказ, в котором попробую расставив все точки над і, вкратце рассказать о своём
творчестве и своей жизни. Почему вкратце? А потому, что я своё время  давал две подписки
о неразглашении, одну на двадцать лет, а вторую на пятьдесят, и хоть той страны уже нет,
я привык своё слово держать. Такая вот селяви.

  Оставлю пока в стороне государственные тайны, и начну  свой рассказ с того, что  вырос я
в семье моряка, мой отец был ветераном балтийского флота и воспитанный на его рассказах
о флоте и флотском братстве, я окончил школу юных моряков и курсы ДОССАФа. Нашими
педагогами были офицеры в отставке, которые много нам дали в плане освоения морских
специальностей. У меня две специальности - рулевой-моторист и водолаз. Но ещё больше
они нам дали в плане патриотического воспитания.  Хорошо подготовили. Так хорошо, что
имея, после училища, два года отсрочки, я пошёл в военкомат и написав заявление,
добровольно пошёл на флот. Таким патриотам там были безумно рады и меня, с такими же,
как я патриотами-призывниками, быстренько упаковав в команду 70-А  погрузили в поезд
повезли в Севастополь.

    Лучше бы я продолжал работать на заводе и пошёл заочно учиться... Не скажу, что КЧФ
меня разочаровал и напугал. После трёх лет учёбы в училище и года работы на заводе, где
бакланы (ученики ГСПТУ) по мнению мастеров, должны были быть бессловесным скотом,
меня тяжело было чем-то удивить. Флоту это удалось. В учебке на ПКЗ-138, куда нас
загнали после севастопольского экипажа, где нас банально ограбили, забрав все вещи, нас
встретили списанные с кораблей годки, которым осталось до схода на ДМБ пара месяцев...
и они их провели с большим толком. Лейтенант, командир того плавучего бардака, в его
дела не вмешивался, пустив всё на самотёк и на годков. Те себя тоже сильно не обременяли
нашим обучением - строевые учения и после самохода, ночные взлёт-посадки. Как 
наказание - чистка гальюнов лезвием и своей зубной щёткой.

    Когда я попал на свой первый корабль ПМ-9, я узнал, что это военно-морская традиция
советского флота - вахтенным по гальюнам обычно ставят матроса который чем-то не
угодил командному составу. Я сам когда попал на свой последний корабль ПМ-138 и впал в
немилость к политруку, был поставлен вахтенным по гальюнам... Но где вы видели, чтобы
годок убирал за кем-то дучки? Мы превратили это в шоу. Гальюн убирал салабон, а я, со
своими годками, под аккомпанемент марша " прощание Славянки"  в белых лайковых
офицерских перчатках, шёл сзади него. Я думаю нет надобности говорить, что перчатки
были взяты у того замполита и потом в дерьме возвращены на место? Как это удалось
сделать? Проще  паренной репы - я всё-таки имел гражданскую специальность слесарь-
инструментальщик, и почти два года прослужил на ПМ-9  в СМЦ, так что смастерить
отмычку, было делом техники. После того случая у замполита почему-то пропало желание
так шутить с годком...как бабка отшептала... К слову - все свои отмычки и эскизы рисунков
я оставил своему ученику на ККС "Березине", по какой-то странной случайности они
подходили ко многим замкам офицерских кают и складов того корабля.

  Мне потом уже на "гражданке", довольно часто приходилось  сталкиваться с офицерами
армии и флота, и скажу так - с большинством из них я не только  в разведку бы не пошёл,
но и водку не стал пьянствовать - барахольщики - всё на продажу. Единственным
офицером, который соответствовал моим понятием о том, каким должен был быть
настоящий офицер - это командир ПМ-9 капитан 2 ранга Савочкин. В повседневные дела
экипажа он не вмешивался, для этого у него был помощник тридцатилетний капитан-
лейтенант Суханов , переполненный амбициями и странной любовью к джазу и битлам.
[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89481.png[/img]
Ван ту фри, мы советские битлы, щаз с и Иваном и Петром - "Камчугезу" вам споём.
  Дьяк лабает битлов.
    Всё свободное время Суханов, а у него его было не мало, он создав вокально-
инструментальный ансамбль, предавался музыкальным развлечениям. Но, когда нас кто-то
из своих же, годков вломил, и встал вопрос о дисбате, он не выступил в защиту своего
музыканта-барабанщика (наше дело было правое - мы наказали "крысу")  и только
благодаря Савочкину, который замял скандал в бригаде, мы с Юрой Дьяченко не поехали
пилить керченский камень, а попали на плавучий дисбат ККС "Березина". Хороший был
человек. Жалко, что только его дочь и сын, которые с таким диким восторгом
приветствовали оккупацию Крыма не в него пошли. Я почему-то уверен, что мой первый
командир  Украину бы  не предал. Уверен на все сто - недаром его портрет висит на видном
месте в нашем музее.

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_64886.jpg[/img]
Портрет капитана 2 ранга Савочкина

  После того, как "освободители" оккупировали Крым, они украли и корабли ВМС Украины,
некоторые из них, как  "Донбасс" (бывшая ПМ-9), были потом возвращены Украине...Но в
каком виде...Видимо памятуя о флотском братстве, они были полностью разграблены;
исчезло не только всё более-менее ценное, но и мои картины с портретом Савочкина.
Подводную лодку "Запорожье", над которой мы шефствовали, не вернули, а в лучших
традициях лихих 90-х порезали на металлолом... А ведь среди тех "освободителей" было
немало бывших советских офицеров, которые учили нас во времена совка, как надо любить
и защищать своё социалистическое Отечество. Куда же подевалась их любовь и вера?
Похоже, что осталась только в комментариях о флотских традициях и флотском братстве.
Как сказал в Севастополе один матрос "освободитель" с медалькой "За возвращение Крыма"
капитану второго ранга, который вздумал его поучить уму-разуму: "Ты кто такой, чтобы
меня учить!? Офицер!? Гавно ты а не офицер. Офицеры дважды не присягают!" Как
говорится - без комментариев.

  Когда нас подгодков, за то, что мы по-своему проучили  на ПМ-9 ворюгу карася, списали
на плавучий дисбат ККС "Березину",  надо сказать, что годковщина на той коробке, была
жестокая. На первых порах, нам подгодкам (прослужившим почти два года) приходилось
решать проблемы  с "гражданскими" (матросы которые ещё не сошли с корабля на ДМБ) не
только кулаками, но и всеми подручными средствами. Помню одного такого старшину,
прослужившего на год больше меня, который со своими годками чуть было не утопил меня
по молодости, во время звёздного заплыва, доказывая мне, что ношение лычек на погонах
даёт ему право мной помыкать. Я потом встретился с ним на ККС "Березине" он и там 
постоянно всех вламывал, а потом ещё решил перед сходом прихватить нас, но мы  его
самого прихватили в гальюне, и в его парадке, обоссав искупали в дучке. Второго такого же
мудака - избили и порезали перешитую парадку... на память о КЧф. Как такие мудаки могли
быть нам братишками - не понятно. 

    Упаси Бог - я не хвастаюсь, просто, вспоминая, описываю  суровые флотские будни,
которые в то время царили на флоте и на ККС "Березине". За эти или за другие подвиги, а
может, просто, за неимением мичманов, у нас в команде был только лейтенант Лупашин,
меня рядового матроса, имевшего к тому времени, два боевых похода и жетон "За Дальний
поход", поставили на должность старшины команды ВТМ. Грубо говоря,  мне дали
неограниченные полномочия, решать кому и куда идти на корабельные работы, кому на
какой коечке и на каком ярусе в кубрике спать, кто на каком месте за баком должен сидеть
и будет ли вообще салага ночью спать или пойдёт к моему годку Матенкову под паёлы в
машину, набираться ума-разума.

  Скажу честно - воспользовался. А кто бы этими возможностями бы не воспользовался? Мы
подгодки, заняли себе самые козырные места в кубрике, повесили на  коечках шторки и...
начали служить...не за страх, а за советь. Я кроме всего прочего  завёл себе личного
шныря, который мне шампунью стирал караси и робишку, носил в шхеру завтрак и стоял на
шухере, когда я делал годкам и подгодкам татуировки. А  я их набил немало. На боевой с
этой миссией даже сутки был на ТАКР "Киеве", когда был на пээмке, набивал наколки
подводникам с Северного флота в Сирии и Тунисе.


[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_77546.jpg[/img]
политрук Полянин

  Очень это огорчало политруков и особистов. Особенно политрука  ККС "Березина" с БЧ-5
кап. три Игоря Полянина. Говорят, что он жив до сих пор. Если прочтёт - привет политрук,
ты был не самый худший из худших, которые встречались на моём пути. Хотя и обещал
мне:"Данилов, не будешь еб@ть молодых  - спущу с корабля в мартобре".

    В общем надоела мне со временем, та бодяга со старшинством хуже горькой редьки, сдал
я свои полномочия новоприбывшим мичманам и занялся на  первой боевой службе "ККС
Березины", только альбомами и татуировками. Последняя моя боевая служба была самая
кайфовая. Описывать не буду - кому интересно почитайте мой рассказ
[url=http://fabulae.ru/prose_b.php?id=66689]http://fabulae.ru/prose_b.php?id=66689[/url] 
"Как пацаны становятся моряками". Потом ККС "Березина" ушла на свою вторую боевую, а я
остался  на берегу в бригаде. Вот те последние три месяца и был настоящий рай. Каждый
день на ремень. Татуировки, самогон и вино с улицы Ревякина, шлюхи с Минки... Думал
сопьюсь. Не спился и не намотал... Привет вам шлюхи - инки, королевы  Минки.

    Возможно, что в такой флот и сейчас  можно было бы вернуться... Возможно, но
флотского братства я думаю я бы там не увидел


  В то время на "Березине", без годковщины обойтись было нельзя,  среди молодых
матросов было очень много не только сельских жителей, которые баню у себя доме видели
только по субботам, но и жителей степей, тундр и гор, некоторые из них вообще с носками
познакомились только на службе, что уж там говорить о бане. А вот теперь представьте себе
кубрик - не больше комнаты в квартире, в которой волею случая собралось тридцать
человек, которые должны там ежедневно как-то жить. И когда все эти тридцать человек,
после корабельных работ, вечером снимут свою грязную робу и носки (караси) и всё это в
небольшом помещении... Вы представляете, какая вонь будет стоять в том кубрике? Вы
готовы там спать? Я лично нет. Ну и что делать в таком случае - жить по уставу, докладывая
обо всё лейтенанту Лупашину. Который каждый вечер должен был бы вместе с мичманами
наводить в кубриках порядок. А если бы не помогло, в то время на той коробке мичманов не
ставили ни во что, кстати так же, как и молодых лейтенантов, то тогда прямым ходом к кэпу
капразу Батурину. И так ежевечерне. А он бы перенаправил к политруку Полянину, а уж тот
бы вызвал к себе годка Данилова и закрыв плотно двери добрых бы полчаса орал взывая к
моим воспоминаниям, когда меня зелённого салабона дрючили не зная ни жалости, ни
пощады, и закончил бы сакраментальным: " Данилов, не будешь еб@ть молодых спущу с
корабля в мартобре!" Замкнутый круг. Так, что у молодого матроса был выбор; "Ах ты,
грёбанный карась, зелень шкафутная,  либо ты служишь не за страх, а за совесть, либо мы 
тебя сгноим под паёлами".
    И так, по устоявшейся доброй традиции, годковщина на кораблях переходила из года в
год. Потому, как не все вопросы можно решить по уставу. И если, вдруг, по счастливой
случайности, двери склада или хранилища, оказались открытыми и салабон тебе помог
дотащить со склада в шхеру мешок картошки, ящик с консервой, колбасой или прикатить
бочку с шилом, неужели ты с ним не поделишься едой по-братски, и не оставишь, когда
будешь сходить с корабля те отмычки, которые случайно подходят к тем дверям?
    Возможно - это и есть то самое флотское братство?


[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_53054.jpg[/img]
Самый жирный - мичман Шепель

    Когда я сам был салабоном, на ПМ-9, мичман Шепель (он сам отслужил срочную службу)
неожиданно, вечером; укушавшись спирта, устраивал своему подразделению ночной смотр.
Мы выходили все в коридор, годки тоже, и держа в руках свою робу и мокрые караси (есть
вода, нету воды, но стирались мы почти каждый день) со страхом ждали вердикта. Если
роба грязная - стираться. Это касалось всех. Хорошо если корабль в это время двигался -
робу на шкерт и за борт. Десять минут и роба, как новая. Если корабль стоял в точке или у
стенки - хуже конечно, но и тем не менее - стирались. И всё равно не смогли уберечься ни
от грибка, ни от какой-то другой кожной заразы, которую подцепили в Африке. Я у своих
годков спрашивал - тоже не могут вывести болячку и по сию пору...
Но и тем не менее, следить за собой он нас научил. Но за собой не уследил - сгорел лет
десять назад от сигареты по пьянке. Вообще-то надо быть объективным, через пару месяцев
Шепель на ККС "Березине", он там был старшим боцманом, потерял свой лощённый вид, и
резко похудел. Питание на одном камбузе с матросами срочной службы (офицеры к своему
камбузу их не подпускали) не пошло мичману на пользу. Сухари со стасиками, сухая
картошка и гнилятина не располагают к сохранению здоровья, но зато открывают другие
таланты, через Васю Бакина он стал менять свой спирт и коньяк "Сланчев Бряг" на наши
свиные окорока и колбасы. Где он его брал нас это не интересовало, как его не
интересовало где мы брали продукты. Находясь в забитых под подволок всевозможными
продуктами хранилищах "Березины", мне было не понятно почему имея столько
качественных продуктов, матросов кормят дерьмом. Может мне сейчас кто-то из отставных
ветеранов, офицеров  ККС "Березины" на него ответит? Думаю, что вряд ли. Жалко Шепеля
нет, он хоть и мудак был, но хоть Украину не предавал, как сундук Савельев, которому, по
его словам "надо было кормить семью".

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89148.jpg[/img]
В кубрике. На переднем плане молодой матрос, который по всей видимости учится отдавать
честь пилерсу... не спится.

  В кубрике, на ККС "Березине" собралась  группа молодых матросов, среди которых было
несколько человек плохо говорящих на русском языке. Они за полтора месяца прошли курс
молодого бойца, так и не поняв куда они попали... Однажды такой сын степей, уже на
боевой службе, когда мы по канатной дороге передавали на ТАКР "Киев" оружие, перепутал
кнопку вира, смайнал гак и он сорвавшись упал вниз, пробив касету ракеты "Оса". Немного
бы вправо и вы бы этот рассказ не читали.
    Проблема была с ними не только с выполнением служебных обязанностей, но и с  личной
гигиеной. Приходилось с этим бороться - учить и наверстывать упущенное в их семьях
обучение и воспитание. Вечером, перед те, как зайти в кубрик, они стояли в коридоре с уже
постиранной робой и ждали добро на то, чтобы зайти в кубрик. Кто не умел, не хотел
стираться, а такие очень быстро вывелись, ночевали в бане или в машине под паёлами.
Зато в кубрике был относительно чистый воздух. Даже никто не храпел - грязный носок в
рот, и храпун быстро забывал о своей привычке спать на спине и храпеть. Не гуманно, не
по уставу, а как по-другому, если человек по своей природе туп, ленив и воровит? И
некоторые из советских матросов, как и офицеров, и мичманов тому не были не
исключением.
   
[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89163.jpg[/img]
[i]командир ВТМ л-т Лупашин[/i]

    Приходилось приводить в чувство и командира группы ВТМ лейтенанта Лупашина. Когда
он начинал бухать и слетать с катушек, мой подгодок Малахов, снимал в кубрике
телефонную трубку и набрав номер старпома докладывал, что лейтенант Лупашин, опять
пьян. Через минуту по трансляции звучала команда: "Лейтенанту Лупашину, немедленно,
прибыть в каюту  помощника корабля." Боролся Витя Малахов с пьянками лейтенанта,
боролся, но так и не смог того отучить бухать. После боевой, лейтенант, по пьянке, набил
лицо какому-то полковнику в ресторане "Крым" и должен был предстать перед судом
офицерской чести, но я этого уже не застал, попал в госпиталь. Вообще интересная у меня
была служба, как и отцы-командиры - если не запойный пьяница, то голубой воришка.

    После каждой боевой службы командный состав чемоданами выгружал "честно" нажитое,
а мичман заведующий продовольствием, мешками и ящиками сэкономленные продукты. И
это при том, что в холодильной камере, на пээмке не было морга, лежали трупы. Вот уж
воистину - кому война, а кому мать родна. В 1979 году, Сирии сундук-баталер, пытался
чинченуть десять тысяч советских червонцев. Подсчитайте, кому интересно, процент
подъёма бабла, если швейцарские часы "Сейко", в Сирии можно было чинченуть за три
червонца, а в Союзе продать за двести рублей. Джинсы, махер, кремплен, золото - не
брезговали ни чем. И как отдельный бонус - боновый магазин в Севастополе. Стоимость 
одного бона на чёрном валютном рынке доходила до  восьми рублей. Примерные цены в
боновом магазине - бутылка коньяка - один бон, джинсы десять, махер - три бона...  Всё на
чёрный рынок - спекулянтам.
    Спалившемуся в Тартусе, пройдохе сундуку дали восемь лет, остальные  - отделались
лёгким испугом. Да мы и сами что могли чинчевали. Обменяли в Тунисе не только бронзу и
медь, но даже со стендов открытки Ленина. Зарплата рядового матроса в 3 рубля 62
копейки, очень быстро учила предпринимательству... и воровству. Попадались мне такие
моралисты, которые в своих комментариях мне пытались доказать, что на флоте никто не
воровал и что им всегда всего хватало. Может им и хватало, и на их флоте, и не воровали, и
более того, даже было флотское братство... Возможно, то вот только на том флоте, где
служил я и мои годки, всё было с точностью до наоборот.

  Я не опечатался, да на советском флоте  и на кораблях воровали - это был какой-то бич.
Крали, кто что только мог, начиная от краски, кончая топливом. Оставить что-то ценное в
кубрике, было равносильно тому, что выкинуть за борт. Мы свои аттестаты хранили в
шхере, в машине. После госпиталя, на ПМ-138 мой аттестат был полностью украден
замполитом, который мне сказал, что там были неуставные вещи. Я не сдержался и набил
ему рожу. Не доложил гнида, но стал готовить на меня документы в дисбат. Настоящий
флотский братан или, как мне тут некоторые пишут - хороший офицер. Возможно для того,
кто ему грел уши, донося на своих товарищей, он и хороший, как по мне так мелкая крыса...
Не чета политруку кап три Саблину, который смог угнать целый БПК«Сторожевой». В Крыму
таких было много. После прихода "русского мира" правда их стало меньше. Одних уж нет,
другие те далече.

   После срочной службы на КЧФ, я много времени проводил в Крыму, вначале в лихих
девяностых ставил там свой бизнес, потом помогал родственникам строится - крутился
понемногу. И как распиливали и разваливали флот - знаю не понаслышке. Скажу честно -
сам в этом я не участвовал, хотя был огромный соблазн заработать по-лёгкому. Но
преодолел соблазн. Был соблазн, но не было флотского братства, как нет  его и сейчас  в
ветеранских флотских организациях,  некоторые из них так и именуются "Флотское
братство", и в правлении которых  почти всегда почему-то были ветераны офицеры флота,
которые получая из бюджета деньги, тратили их только на себя. Я несколько раз подходил к
председателю с просьбой помочь инвалидам, но всегда получал отказ, видимо на меня и
инвалидов понятие о флотском братстве и деньги, с помощью которого они выбивались из
бюджета, не распространялись.  Тогда о каком флотском братстве в своих комментариях к
моим произведениям, могут говорить ветераны офицеры флота? Может о том, когда
матросами торговали, как бессловесным скотом на чёрной  бирже труда?

    Наблюдал я не только за тем, как разворовывали флот, но и как торговали матросами,
которые на всевозможных стройках новоявленных новых русских, а среди них появилось и
немало флотских отцов-командиров, батрачили за пожрать. Не знаю, как сейчас, но тогда в
Севастополе, это был хорошо поставленный бизнес. И брал он своё начало во времена
совка, когда молодому матросу на корабле создавались такие условия службы, что он готов
был забежать куда угодно, хоть на стройку, хоть на целину, лишь бы на время свалит с
осточертевшей до рвоты железной коробки.  Да я не опечатался, флотские отцы-командиры,
уже тогда продавали матросов и на уборку урожая. Оттуда и пошла поговорка: "Форма
восемь, что осталось, то и носим". Как можно из неё понять, после таких "командировок",
пропившиеся матросы приезжали на корабль почти  во всём гражданском.

  Меня несколько раз откомандировывали на гражданские сухогрузы, но у меня-то в руках
была специальность - татуировщик, так, что я там кроме наколок ничего не делал. А
салабоны вкалывали за здорово живёшь и на стройках и на бербазах и на танкерах. Сам, по
молодости  пару раз побывал в тех  топливных танках. Летом - это ад.  Такой какой был в
Тунисе, в Мензель-Бургибе (бывший Ферривиль), городе на севере Туниса, в провинции
Бизерта. Расположенном на южном берегу солёного Бизертского озера, в сухом доке ещё
постройки девятнадцатого века, когда сэкономили на воде и на рабочей силе.
[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89157.jpg[/img]
В доке, в Тунисе. На переднем плане боцман и командир - руководят. На заднем с щётками,
голяками и шкребками - личный состав - вкалывает.

  Вместо того, чтобы наслаждаться африканским отдыхом после боевой службы, в жару, а
температура в тени была за пятьдесят градусов, мы сами очищали от водорослей и ракушек
борта нашей ПМ-9 и чистили топливные цистерны. Хотя, как нам проболтались арабы,
которым мы ченчевали бронзу на шило, деньги за ремонт они получили. А вот сполна или
был проведён банальный откат, об этом история умалчивает. Как и сами отцы-командиры,
которые всё-таки пару раз нас свозили в Карфаген, на сук - восточный базар и на пляж.
Нижайший им за это поклон.
[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89149.jpg[/img]
На острове Руаре

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89150.jpg[/img]
[i]Карфаген руины амфитеатра[/i]

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89151.jpg[/img]
[i]Музей. Карфаген[/i]

Если бы не они так бы и не увидел ни Сахару, ни пыльные руины карфагенского
амфитеатра.
    Попали мы в Бургибе и на кладбище русских моряков, (не путать с российскими - это
таки две большие разницы) которые ушли со своей Черноморской эскадрой, во время
гражданской войны из Севастополя в Тунис. Грустная картина.

  Как человек, служивший на черноморском флоте и как ветеран того же флота, я уже много
лет занимаюсь общественной деятельностью, и потому с уверенностью могу сказать, что
флотского братства я не видел; ни на срочной службе, ни после неё, в ветеранских
движениях; слышать, слышать и не раз, но увы - не видел. Почему, я так утверждаю?
Потому, что где существуют денежные интересы, служебные отношения и годковщина
(помыкание, издевательства старослужащих-годков, над молодыми матросами-салабонами)
флотское братство существовать не может. Мне могут возразить - так это же для их блага,
все через это прошли... И ничего живы, здоровы.

  Не могу с этим согласиться, потому, как не все остались живы и не все здоровы. Я лежал в
Севастопольском госпитале на операции и немало насмотрелся на суицидников, которые
попав на флот и ожидая встретить там флотское братство, встретили там непонимание со
стороны отцов-командиров и издевательство со стороны старослужащих. Мне и самому по
молодости не раз приходилось кулаками отстаивать своё человеческое достоинство. Как-то
даже пришлось отбиваться от четверых пьяных годков. Правда я и сам тогда был крепко
подшафе, но и тем не менее - не пацан... жетон "За Дальний поход" я получил за первую
боевую службу, прослужив всего семь месяцев. Так что  я им и рожи набил, и  пообещав
ночью поодиночке выкинуть за борт, заставил себя уважать. Так, что увы... не встречался я
во время срочной службы с флотским братством.

  А что же было тогда на флоте? Да что угодно - была круговая порука  годков одного года
призыва, землячество, стукачество и как следствие - фаворитизм. Когда из-за лени,
некомпетентности командного состава, на определённую группу годков, во главе со
старшинами, взваливались почти все работы на корабле. Я был на многих кораблях 16
бригады УВФ, встречались мы  в Средиземке и с моряками северянами и везде, повторяю -
везде на кораблях ВМФ СССР - царила годковщина. Кто служил тот прекрасно знает, что это
такое. Некоторые, правда мичмана и офицеры меня пытались переубедить в том, что такого
на их кораблях никогда не было. Что их экипаж был, как  одна семья. В которой, почему-то,
как у нас на ККС "Березине" питались с разных камбузов. Матросам, на боевой службе,
гнилые сухари, тухлятина и сухая картошка - офицерам меню, как в ресторане, слуги-
гарсунщики и нормальная еда. По братски.

    Им вторят старшины запаса,  жалеющие о том благословенном времени, когда они имели
возможность помыкать матросами, как бессловесным скотом... И с пеной у рта вопят о
флотском братстве... а  куда им деваться, ни каждый из них осмелиться написать, что в то
время он всласть попользовался своей маленькой властью, которую ему давали сопли, сори
- лычки на погонах. В частности в отсутствии годковщины и в отличном питании, меня
пытались переубедить; и старшины, и  мичмана, и офицеры с ККС "Березины". До того
допереубеждались, что бывший комсорг  бывший лейтенант Мордасов, заявил, что в
природе вообще не существует украинских ветеранов и значит всё, что я описываю в своём
творчестве - это фантазии самозванца. Ну, что же, не хотелось, но пришлось окунуться в
свои воспоминания и воспоминания своих годков. Понравилось?

    Тем дятлам, которые долдонят о моём самозванстве, хочу сказать; для того, чтобы
написать этот небольшой рассказ, мне пришлось прожить жизнь наполненную
всевозможными событиями в юности, на флоте, приключениями на "гражданке". Потом был
развал Союза, со своим инвалидским кооперативом "Милосердие" я пережил рэкет в лихие
девяностые и не менее лихие двухтысячные с двумя Майданами и двумя революциями, так
что не вам россияне учить меня уму-разуму и флотскому братству. Увы... не могу вас,
поддерживающих вольно или невольно своим трудом и своими налогами оккупацию Крыма
и гибридную войну в Украине, назвать братьями.

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_68652.jpg[/img]
[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_68618.jpg[/img]

[i]В музее "Слава Украине" с владельцем и директором музея ветераном афганцем
О.Бойко[/i]

    Несмотря на свою инвалидность я сумел несмотря ни на что,  найти своё место в миром
искусстве и литературе (the man who created himself). Сейчас я народный мастер, художник
баталист-маринист, до известных событий был членом СПР, соучредитель и арт-директор
культурного центра "Парнас", куратор нескольких антивоенных и культурных проектов, и
как активист-общественник очень хорошо знаком с общественным движением и его
финансированием из бюджета. Деньги выделяются, но они к ветеранам не доходят. Но и тем
не менее, наша общественная организация находит возможность помогать инвалидам. Я
давно ни на кого не надеюсь. Если мне удаётся продать что-то из своих книг или картин, я 
половину своего гонорара всегда отдаю на благотворительность.

    Парадокс ситуации состоит в том, что  ни одного разу никто из этих критиканов-болтунов,
ветеранов флота, не купили ни одной моей картины и не одной книги,  не перечислили ни
одной копейки на наш благотворительный счёт, но все уши прожужжали о флотском
братстве. А может они и сами не знают что это такое? Может они думают, что гнобить более
слабого и держать мазу  -  это и есть флотское братство?  Судя по их комментариям в
соц.сети, так оно и есть.

    С приходом в Крым "русской весны" и исчезновением руководителя севастопольского
флотского экипажа Беликова, социальные форумы ветеранов флота, приказали долго жить.
На повестку дня в крымских соц. сетях встали другие более актуальные вопросы - это
генплан застройки города Севастополя, по которому у местных жителей стали отнимать
дачи и земельные участки, понаехавшая с РФ администрация, которая ну никак не хочет
учитывать нужд севастопольцев, а они у них большие, если не сказать  огромные; от
наведения элементарного порядка на улицах, до образования и медицины.  Но и те не
менее пропагандисты не прекращают свою работу, доказывая крымчанам, что их путь - это
светлое будущее в восстановленной Россией советской империи. И что самое печальное -
верят, что олигархи им её помогут восстановить или заново построить. Вот только пендосов
и бендер победят и сразу начнут её строить или восстанавливать.

    В своё время мы, ветераны, предлагали вывести с него все военно-морские базы и
сделать его открытым городом-музеем. К нам не прислушались, и сейчас город Севастополь,
медленно агонизирует в оккупации.

    Мне могут возразить, что Севастополь - это город славы русских моряков.  Как человек  с
русскими корнями и ветеран флота, могу с этим согласиться при  условии, что именно 
русских моряков, но никак не  российских моряков, которые к русскому флоту и к его
победам имеют такое же отношение, как ряженный клоун к настоящему ветерану.

   Сейчас в Севастополь пришёл новый порядок, большая часть дач и домов построенных
рабским трудом военнослужащих срочной службы, по новому генплану у владельцев
изымаются, так же отходят министерству обороны РФ, квартиры в которых проживали
умершие ветераны вооружённых сил - говорят, что это ведомственное жильё. Как тут не
задуматься о социальной справедливости? За что боролись призывая к себе "русский мир",
на то и напоролись. Как было написано на одном плакате, который организовали крымские
коммунисты: "Украина давала - Россия отбирает". Так и хочется спросить: "А где же
флотское братство? "

    Много проблем не только в самом Севастополе, но и в Крыму, который со своими
амбициями, превратиться в игорную империю "нью Монако", оказался на задворках
империи в южном федеральном округе - без света, воды и качественных продуктов, но с
заоблачными ценами на всё; начиная от тех же продуктов, кончая коммунальными
платежами. Радует то, что летом у них  пляжи  пустуют и нет наглых и жадных украинских
отдыхающих, как кстати  российских и белорусских.
    Некоторые крымские ветераны, даже начинают поговаривать о флотском братстве и о
том, что неплохо было бы, чтобы  ветераны флота поддержали их загибающийся
туристический бизнес. Поговаривают, и посматривают в сторону Украины, а вдруг у хохлов
короткая память и они забыв обиды приедут к ним снова... Хочу их успокоить. Не приедут.
Те у кого есть деньги ездят туда, где их не оскорбляют и где всё включено. А остальная
масса отдыхающих, отлично отдыхает на Азовском море и в Одессе. В этом 2017 году
Одесса приняла более шести миллионов отдыхающих. Так зачем ехать туда где никогда не
было соответствующего сервиса, но всегда были заоблачные цены? За флотским братством?
Спасибо - не надо.

    А ведь среди вас ветераны действительно есть немало состоятельных , да что там - очень
богатых людей. Меня один такой ветеран ратующий за флотское братство, владелец
санатория,  пригласил на День Флота к себе в Молдавию... Пожить неделю... Всего за
двести пятьдесят евро. Я конечно отказался. А надо было у него спросить: "Это и есть твоё
хвалёное  флотское братство?" Другой, владелец страусиной фермы, тоже пригласил... на
стакан вина... Говорит, будешь проходить мимо - проходи, я тебе налью  стакашку в память
о флоте.
    О Крыме и его ветеранах-предпринимателях укравших у себя и у меня  обеспеченную
старость, попавших впросак с "русским миром", я уже столько писал, что повторяться не
хочу. Вместо того, чтобы мирно стричь купоны с  курортников, они надев на себя казачьи
обновки, бегают в полицай-самообороне, устраивая на базарах облавы и обыски.


[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_55161.jpg[/img]

Крым День Флота, пока ещё с кумом

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_55162.jpg[/img]
Ветеран флота

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_42322.jpg[/img]
Бывший кум, коллаборационист.

Это, что, так было жизненно важно, кидануть своих родственников, коллег по бизнесу или
это одно из проявлений флотского братства?


    Хотелось бы, конечно чтобы вы ветераны флота, перестали пиздунца гонять, и не на
словах, а на деле, доказали бы мне существование флотского братства, и начали бы уже
помогать инвалидам.  У меня пенсия ИСА - 1452 грв, но мне помогать не надо,  я не ною о
флотском братстве и о возврате в СССР, а занимаюсь делом. Чего и всем желаю.

 Пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем  желающим оказать материальную помощь
инвалидам флота и армии ЗО ЦКР "ПАРНАС" ПРОВОДИТ СБОР СРЕДСТВ,В РАМКАХ
АНТИВОЕННО-БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТА "МИРНОЕ НЕБО",В ПОМОЩЬ ВЕТЕРАНАМ И
ИНВАЛИДАМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ.КОД --- ЕДРПОУ: 38563663РАСЧЁТНЫЙСЧЁТ ---
26002441559300БАНК --- ПАТ(УкрСиббанк) города ЗапорожьяМФО ---
351005БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС.С той же целью проводится продажа книг и картин
авторов нашего культурного центра[/i] alikdanik.simplesite.com

  Крымских и российских ветеранов, кто поддерживает аннексию Крыма и гибридную войну
в Украине - просьба не напрягаться - это обращение к ним не относиться.

И ещё одно - я вернулся домой рядовым матросом. А как известно; чистые погоны - чистая
совесть.

МИРУ-МИР!

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_89155.jpg[/img]

Мои годки

Предисловие:

Создавайте легенды о себе.
Боги начинали с этого.

Станислав Ежи Лец
                                                    НОЧНОЕ РАНДЕВУ




    Вы никогда не замечали, уважаемый читатель, что резкие перемены погоды влияют на
настроение? Не замечали? Я вот тоже до последнего времени не замечал, но зимняя слякоть
и меня уже вывела из равновесия. Что-то мне захандрилось в этот зимний вечер и я ни с
того, ни с сего вспомнил за свою юность, проведённую на флоте. Захотелось мне написать
за него рассказ, ничем его не приукрашивая и не прилизывая. Я немного призадумался, а
потом взял да и начал писать. Надо же, как-то с хандрой бороться.

Уважаемый читатель, если Вы по фамилии ищите здесь себя или своих знакомых, хочу Вас
заранее предупредить — рассказ художественный вымысел, все фамилии придуманы, и
совпадения совершенно случайны.



Вина не пил я Божоле.
И баб не целовал французских,
В проливе я Па де Кале
Одеколон бодяжил русский.

Он был мне слаще за вино.
Что в кубки из бочонков льётся.
А вместо баб я за оно...н
Вы поняли, к чему ведётся?

1

    Что-то заскрипело, потом затрещало и старый швартовочный резиновый кранец, не
выдержав напряжения, лопнул, со звуком разорвавшейся ручной гранаты. Чайки
кружившиеся беззаботно над причалом в Угольной бухте, подняв гвалт, улетели в более
спокойное место.
«Полундра братва!» — крикнул, старшина боцкоманды,  мичман Шепель, выбрасывая за
борт запасной кранец. К стенке, с приспущенным флагом на грот мачте, швартовалась
пришедшая с очередной боевой службы, засуреченная и закрашенная шаровой краской, в
пятой предзаходной точке, под Кипром, плавмастерская шестнадцатой бригады УВФ,
Краснознамённого Черноморского флота,

    Держитесь севастопольские шлюхи, с морей пришли не видевшие почти год женщин,
иссеченные солёными морскими ветрами и океанскими штормами военные моряки.

    Весь офицерский и мичманский состав корабля высыпал на ют и полуют, высматривая
своих родственников. Как только были выполнены необходимые формальности, подписаны
все документы и перегружены доставленные с боевой службы на Родину трупы, командный
состав, загрузив в такси, свои чемоданы, с честно заработанным на боевой службе
барахлом, рассосался с корабля по своим домам. Замполит капитан-лейтенант Шлангин,
прихватив за какую-то провинность молодого лейтенанта Петрова, оставил того дежурным
по кораблю, дав ему в помощники прослужившего полтора года старшину второй статьи
Яковлева. Лейтенант, хоть и был молодой по службе, но дураком по жизни от этого не стал.
Проверив вахтенного у трапа, и оставив в дежурке своего помощника, старшину второй
статьи Яковлева, он выпил с годками, на камбузе чифира,  отправился в самоволку к себе
домой, не сдав табельное оружие. Какая там инструкция и какое там оружие, когда дома,
одинокая, в холодной постели, его ждёт не дождётся, не траханая им год молодая жена.

    Проводив лейтенанта, Яковлев, достал книгу и, откинувшись на баночке, начал читать,
получая удовольствие, от книжных похождений романтика кардинала и его недругов
мушкетёров, мешающих ему волочиться за королевой. Когда уже Яковлев дочитал до того
места, где кардинал должен был наконец-то уже впендюрить объекту своего вожделения,
ход его мысли прервал дежурный у трапа:
— Слышь, Яша, здесь две какие-то шлюхи просятся к нам на борт. Что делать?
— Гони их нахрен в шею. Задолбали. Не успели прийти, как они тут, как тут. Что не могут
дождаться, когда нас отпустят завтра в увольнения?
— Иди сам и скажи им это. Они пьяные в хлам. И кажется уже не сами.
— А ну-ка кто здесь, покажись!? — выйдя на полуют и подойдя к трапу, грозно спросил
Яковлев, всматриваясь в полумрак, царивший на стенке.

  А там царило оживление, матросы плавмастерской предоставленные в эту ночь сами себе,
устроили у трапа импровизированный базар, выложив пришкеренное от бдительного глаза
замполита честно купленное и наченчованное в Сирии барахло. Покупателями были
мичмана и офицеры с соседних кораблей. Ходовым товаром в Союзе считались джинсы,
мохер и дивной расцветки американская кремпленовая ткань. И это, ходовое барахло, было
вынесено на стенку матросами, прибывшими с боевой службы. Были забыты ураганные
ветра и штормовые моря. Война в Сирии осталась далеко позади, пришло время  — команде
пить и веселиться.

    К ночному торговищу, подтянулись вездесущие бабушки с улицы Ревякина, торгующие
своим домашним вином и самогоном. Деньги вырученные за барахло, уже осели в их
бездонных карманах, а самогон и вино, для удобства, перелитые в грелки, перебрасывались
со стенки на ют корабля.
Ревякинские бабушки, принёсшие вино, были женами и матерями офицеров и мичманов и
по большому счёту, своей подпольной торговлей, подрывали дисциплину, но когда дело
касалось выгоды, всё остальное отодвигалось в сторону. Такой же позиции придерживались
и съехавшиеся со всего Союза на учёбу в Севастополь студенточки шлюхи мечтающие
выйти замуж за моряков, а пока они уже успели проникнуть на корабль и своим развратным
поведением могли в корне подорвать воинскую дисциплину. Запахло махновщиной и
анархизмом.

    «В клюзах засвистал ветер», — так, кажется, говорил один хитрожопый замполит,
(перешедший после развала Союза на должность начальника мастерских) старясь культурно
описать военно-морской бардак.

  Разогнать этот стихийно самоорганизовавшийся бардак не представлялось никакой
возможности, но комсомолец отличник боевой службы, старшина первой статьи Яковлев
решил его всё-таки пресечь. Он включил кормовой прожектор, навёл его на стенку и
вдохнув поглубже стал вещать, как на комсомольском собрании:
— Товарищи военные моряки: матросы, старшины, мичмана и офицеры, а также
гражданские лица, к вам обращаюсь я, старшина Яковлев, помощник дежурного по
кораблю. В это тяжелое для нашей страны время, (как вытекает из материалов двадцать
пятого съезда партии) когда международный империализм не дремлет, а наоборот
усиливает своё тлетворное влияние на нашу молодёжь, мы передовой отряд защитников
Родины и будущие строители коммунизма, должны сказать этим вражеским действиям, своё
решительное — Нет!! Требую немедленно выбросить за борт всё спиртное и запрещённую к
провозу контрабанду и, прекратив это, позорящее честь и достоинство советского моряка,
безобразие, разойтись по своим кораблям иначе я буду вынужден принять соответствующие
меры - доложить утром обо всём командиру.

  Сзади по железному трапу загремели шаги и на уровне палубы полуюта показалось
голова, со сдвинутой на затылок беске:
— Слышишь ты, грёбанный салабон, до утра ещё дожить надо, — сказала голова. — Так что
туши фонарь и вали на хрен на свой пост карась. Не мешай людям культурно отдыхать.

  В говорившем, Яковлев узнал годка из СМЦ, старшего матроса Синицкого. На шкафуте
показались ещё годки и сочтя свою лекцию несколько не своевременной и не актуальной
Яковлев последовал мудрому совету, старших товарищей по службе. Выключив прожектор
он убрался с полу-юта, и закрывшись у себя в дежурке, почти час старательно писал донос
замполиту, стараясь никого не упустить из виду. Окончив свой эпохальный труд, он отнёс
его в тайник, потом зашёл к своим годкам в шхеру и с чистой совестью принял участие в
кутеже и разврате.

    Ничего особого в ту ночь, на плавмастерской не случилось, если не считать того, что
случайно в шхере СМЦ, были обнаружены пропавшие вещи моряков. Выяснилось, что
вором, обокравшим своих, сослуживцев, оказался молодой матрос Жаксамбеков. Годки-
старослужащие, разозлённые тем, что им помешали веселиться и что официальное
расследование выявит массу нарушений  и контрабанду,  решили сор из избы не выносить и
провести с ворюгой-карасём разъяснительную беседу по-своему. Жаксамбекову, доходчиво
рассказали о кодексе строителя коммунизма, напомнили о присяге, которую он давал перед
лицом своих сослуживцев, о его долге перед советской Родиной, ну и, конечно же, о
чувстве товарищества – сам погибай, а товарища выручай. Увы… Слова к сыну степей
доходили плохо, пришлось подкрепить этот воспитательный урок, физическим
воздействием. Избитого и потерявшего сознание ворюгу-карася, обоссали и бросив в той
же  шхере, пошли догуливать. А зря, того поддонка  надо было выкинуть за борт. Хлопот
меньше было бы.

  Годки не вынесли сор из избы, а комсомольцы Яковлев и Назаров, не поленились
доложить замполиту о ЧП и уже через два дня все годки кто принимал участие в избиении
вора, были списаны на плавучий штрафбат ККС «Березина». А ворюга не попал в дисбат, а
дослужился до командира отделения.

  Такое небольшое происшествие, как и  утреннее алкогольное отравление,  лёгкие
венерические болезни от севастопольских сосок, которые слегка подкосили половину
экипажа, включая и некоторых представителей из числа командного состава — это не те
трагедии, о которой стоило бы много писать.
Бывает, дело-то житейское.

    Настоящая трагедия, с перестрелкой и тремя трупами, произошла в ту  ночь дома у
лейтенанта Петрова, куда на огонёк и на палочку чая, (воспользовавшись отсутствием
хозяина дома), заглянул, истосковавшийся по женской ласке старый холостяк, замполит
Шлангин.
Когда уже было выпито и марочное вино, и перемерены все наряды, а на ухоженном
пальчике, красовалось дивной работу восточных мастеров золотое ажурное кольцо,
внушительного размера — входная дверь, открытая ключами, предательски скрипнув,
открылась, впустив в квартиру своего хозяина.
Скрипа входной двери, никто из любовников не услышал, не до того было, кувыркающимся
на хозяйской кровати людям. Они её так разогревали, что ещё немного и пошел бы дым.
Лейтенант этого не стал дожидаться. Достав пистолет, он расстрелял почти всю обойму в
любовников, а последний патрон оставил себе.

    Что-то не то было с некоторыми нашими замполитами — то боевой корабль неизвестно,
куда и неизвестно, зачем угоняли, то пили беспросветно и беспробудно от скуки, то жизнь
портили всему личному составу, сея интриги и подозрительность.

    Автора этих рассказов, за то, что он делал морякам наколки, один из таких деятелей,
политрук ПМ-138 (решив оправдать на корабле своё никчемно-паразитическое
существование) чуть не загнал в дисбат. Загнать не загнал, но пока я был в госпитале,
украл  мои эскизы и весь мой аттестат. Гнида.

Послесловие

    Я был после службы на своём первом корабле. Сказать, что увиденное повергло меня в
шок, значит, ничего не сказать. Он был разграблен, а потом подожжён и это ему ещё
«повезло», он остался на плаву, другому кораблю повезло меньше, его просто продали
туркам на металлолом. Из воспоминаний моряков ККС "Березине":
Рамадан шахбанов
Честно  говоря хороший корабль был, мой призыв был на нем последний.  В декабре  97го
рассформировали, после нас там был гражданский экипаж.  Вы бы видели как его
разграбили, сняли всю  медь и алюминий.  Помню как с трапа спускали  большую  медную
трубу не удержали  её  и она ушла  за борт. Какой крик стоял мичманский...

Да и Вы сами, наверное, знаете массу подобных примеров.
Матросам попить и погулять, после честно выполненного долга на боевой службе, было
нельзя. А вот развалить и распилить Флот — это запросто. Как говориться, кто на что
учился.

[img]http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_88862.jpg[/img]

                                                                О ВАТАНАХ-БРАТАНАХ

  Как говорили древние мудрецы: "Человек - это сосуд, наполненный жизненным
содержимым, но чтобы узнать каким именно, его надо встряхнуть, и  только тогда, вам
откроется его содержимое". Наши поговорки говорят, о том, что, чтобы узнать человека с
ним надо съесть пуд соли. Возможно, что это так когда-то и было, но сейчас, во времена
современных технология и  интернета, когда всё вокруг меняется с калейдоскопической
быстротой... лучше всё-таки сосуд взболтать. Как, человек, который стоит на том, что все
проблемы надо решать за столом переговоров, я обычно и пользуюсь советом древних
мудрецов. Тем более сейчас когда у нас в Украине идёт гибридная война и тяжело понять;
кто истинный друг, а кто замаскированный "желающий добра" тролль, который пользуясь
тем, что мы когда-то служили под одним военно-морским флагом, сеет ложь и враждебную
пропаганду не просто против одного человека, а против всей чужой страны, до которой им
(иностранцам) нет никакого дела. Приёмы троллей давно известны - ложь и оскорбления,
оскорбления и ложь. Со времён Гебельса в пропаганде мало что изменилось. И потому
только правда может противостоять этой лжи.

  Читайте, уважаемые читатели, и сами думайте, что лучше мир или война с социальным
лифтом, который рано или поздно  отвезёт  вояку в безвестные могилы.

Лёня Данилов
Где-то  в это время меня с Юрой Дяченко и Малаховым на эту коломбину после второй
боевой  и откомандировали - вместо отпуска, загнали в  плавучий штрафбат. Недавно я с
Юрой созванивался, спрашиваю:"Помнишь Березину?" " Нет, - говорит, -  забыл, как дурной
сон и тебе Лёня советую о флоте забыть". Может он и прав. Всем тем, кто вздумает
перекручивать или как-то по гнилому комментировать мои слова, говорю сразу - мои
отношения с флотом и с этим плавучим штрафбатом, на котором кто-то не хило наварился,
как на металлоломе... и на котором я дважды горел на его первой БСке в 1979 году в
Средиземке - это не вашего ума дело. У вас есть свои воспоминания, вот ими и живите и не
лезьте в мои.Хотя, если совсем скучно,  можете почитать мои
рассказы...http://fabulae.ru/prose_b.php?id=63392

Николай Тарабрин

Класс! 1

Владимир Крюков ответил Николаю
Николай не бери в голову  пусть он сходит с ума  такого флотского не понять

Николай Тарабрин
У причала мы не когда не горели , просто в сушке задымилась роба и в весь пожар.
Класс! 1

Галина Савчук -Ильницкая
Это все брехня Береина все время на боевой.Я мужа ждала по много месяцевюИ никакого
там зброда небыло.

Иосиф Курлович
Галина , Никола в то время служил на ПМ 26 , а Сашу Андреева я хорошо знаю и могу
понять , что первый год службы на Березине действительно тяжелый и он пишет о тех годах
когда Березина на боевые не ходила .
Класс! 1

Галина Савчук -Ильницкая
Он служил на ПМ-9 иПМ-56 а на 26 он никогда неслужил.

Лёня Данилов
Горели мы в Средиземке на Березине или не горели на ней же у стенки , или просто  роба в
какой-то сушке как-то сама задымилась,  был сброд на Березине, не было там сброда,
можно ли его причислять к штрафбату или нельзя - это конечно всё интересно...я бы даже
сказал актуально, но вот вопрос, кто продал или вернее сказать пропил Березину, так и
остаётся открытым. Мне лично всё равно, кто его разворовал, а потом отогнал в Турцию, а
вот вам, кто так умиляется от фотографий и воспоминаний стоило бы задуматься, потому
как они не только плюнули вам в душу, но и сейчас в Севастополе с чувством выполненного
долга празднуют приход "русской весны", благо, в отличии от вас, у них на это есть бабки.
В отличии от того колхозника который не может понять такого флотского как я. А вот я его
понять могу - человек прожил всю жизнь в селе и воспоминания о флоте у него
единственное светлое воспоминание в жизни... Но я-то не в селе живу, а в лихие
девяностые жил в Крыму, ставил там свой бизнес и видел как разворовывались в то время
наши корабли. Видел и трёхэтажные дома, гостиницы, рестораны тех флотских мичманов и
офицеров, которые их построили на свои "скромные" оклады. Скажу откровенно - их там
сейчас щимят понаехавшие казаки и абреки...и правильно делают. Как пришло - так и
уйдёт. А вы продолжайте жить воспоминаниями - Флот - это святое.
Класс! 1

Галина Савчук -Ильницкая
Это все брехня Береина все время на боевой.Я мужа ждала по много месяцевюИ никакого
там зброда небыло.

Лёня Данилов ответил Галине
Возможно что Береина и по сию пору на боевой и там нет зброда. Не смею с вами спорить.
Потому, как на Береине не служил. А вот от ККС Березины не осталось и такого.
http://fabulae.su/images/authors/5790/foto_88305.jpg

гоша гарчу
жаль ребята кто служил тот скажет жаль что ее уже нету:'( :'( :'( :'(

Иосиф Курлович ответил александру
Саша не обращай внимания на Данилова , он действительно не служил на Березине , а
полгода прислуживал замполиту . Я  его прекрасно помню .
Класс! 1

Иосиф Курлович
Фантазии у Данилова сравнимы с наполеоном из 6-й палаты
Класс! 2

Лёня Данилов ответил Иосифу
А крымнашист нарисовался. Как там живётся в оккупации? Всё выполнили оккупанты, что
обещали или кинули, как использованный гандон? Судя по тому, что метешь пургу живёшь
ты хреново. У меня три боевые, и лихие девяностые за плечами, так что мне есть из чего
сочинять и писать. Тебя, человека предавшего Украину, я не помню - не воняй.

Иосиф Курлович ответил Лёне
Малахова мы опустили по всем правилам , так что он и нериполся , искал защиты у тебя но
ты тогда караси замполиту стирал .

Лёня Данилов ответил Иосифу
Не гони гнида, не мог я Полянину караси стирать, по двум причинам: Первое мне западло
перед ними было прогибаться и второе, как я мог их стирать если я по твоим словам на
Березине не служил. Похоже тебя, человека предавшего свою Родину Украину, там совсем
абрэки зачмырили.  Не воняй. Жди деокупации. Расскажешь потом  следаку что и как.

Иосиф Курлович
Ещё одно доказательство что ты не владел тогда положением на Березине . Полянин был
малым замом  , а караси тебе доверили стирать большому заму и ты этим гордился  . Лёня
перестань позорить флот и Украину .



Галина Савчук -Ильницкая
Дибил ты.Бред несеш противно читать. Прыгайте дальше.


Лёня Данилов ответил Иосифу
Троллю и коллаборационисту - тебе лучше знать кто там перед кем прогибался. Ты же в
шнырях у годков бегал. Но сейчас не это главное - а то что вы оказались в жопе с "русской
весной". Мне почему-то кажется, что ты до деокупации в Крыму не доживёшь... Выселят
тебя дятла на Дальний Восток или в Магадан и будешь ты там доживать...прогибаясь уже
перед китайцами. Но зато подохнешь россияниным... Хотя вас крысчан и в России
презирают, как предателей... Дятел если ты забыл - я заслуженный деятель искусств и
народный мастер Украины. А ты кто?"

Василий Мишута
леня извени что влажув разговор тебя очень обидели при отделении крыма так зачем
обижаться на всех людей россии


Лёня Данилов ответил Василию
Меня не обидели, а ограбили и не меня одного - это первое. Крым не отделился, он
оккупирован - это второе. Мои российские и крымские  родственники и сослуживцы  - по
дурости, по выгоде или ещё как, но присоединились к оккупантам и оплачивают налогами
из своих карманов войну на Донбассе и оккупацию Крыма - это третье. И верят, что Лёха
Данилов в одночастье из ветерана флота, куратора антивоенного проекта "Мирное небо"
стал фашистом и бандеровцем... и не я один - это четвёртое.  Видите, как всё оказывается
стало запутанно, а вы пытаетесь всё свести к банальной обиде. Разберитесь в себе, а со
мной всё в порядке - я за мир.

Лёня Данилов
Похоже, что без украинских ветеранов флота, севастопольское флотское братство вмэрло

Произведение «НОЧНОЕ РАНДЕВУ» автора Алик Данилов - Литературный сайт Fabulae


Вячеслав Каплин ответил Лёне
Без вас предавших Родину и присягу севастопольское флотское братство стало намного
чище


Лёня Данилов ответил Вячеславу
Крым - это не твоя тема, но я тебе отвечу один раз, но так чтобы тебе дошло до твоего
гнилого ливера - вы россияне, вольно или невольно, но своим трудом и своими налогами
оплачиваете оккупацию Крыма и войну в Сирии, и в Донбассе... многие из вас эти
гибридные войны оправдывают - скрепная страна победитель, поднимающаяся с колен. Вот
такая вот проза жизни... В Гааге могут признать факт существования международного
вооруженного конфликта на востоке Украины. Но ты же конечно, как и большинство
россиян об этом не знаешь... и свято веришь, что оружие и боеприпасы сами-собой нашлись
в донецких шахтах, а не завозятся с РФ. И  Боинг сбил украинский самолёт, а не российский
ракетный расчет Бука, ну и конечно Крым не оккупирован...  Мировое сообщество своё
веское слово сказало, РФ страна агрессор, отсюда и санкции, которые конечно вам во
благо...  Мне миротворцу и ветерану советского флота - мифическим бандеровцем, укропом
( по словам ваших СМИ) быть комфортно, как ни как но я живу в Европе, а тебе, как 
ощущать себя в стране изгое - реальным пособником  агрессоров и оккупантов? Хочешь
увидеть иуду - посмотри в зеркало.

Вячеслав Каплин ответил Лёне
Проще зайти к тебе в гости и увидеть **** у которого не только в замарамоенной башке но
и в лексиконе нет такого слова честь и совесть Ты ублюдок мне уже попадался на форумах
но там тебя другие ребята учили жизни Крысеныш который лизал жопу командирам это о
тебе было Но у тебя не хватает ума сдернуть оттуда где твою дешевую натуру знают Ты
скорее всего садомазо тебя дуплят а очко свое суешь и суешь

Лёня Данилов ответил Вячеславу
Сопли подбери. Здесь дело не во мне. А  в том, что ты, ватан, оскорбил всех украинских
ветеранов. Я тебе ответил. Вот только у меня правда, а у тебя тролль  - гнусная ложь. 
Меня, моё творчество,  моих друзей и моих литературных героев,  будут помнить потомки, а
в при  упоминании таких как ты гнид, будут плеваться. Зло должно быть покарано. И потому
я тебе, иуда, окажу честь - вставлю тебя в один из своих рассказов. Жди на него ссылку.

Вячеслав Каплин ответил Лёне
Ты за всех ветеранов не пишись **** Ты за себя отвечай Мне твое гнилое творчество до
задницы Продавшийся за печеньку ничего путного не создаст. Санек!  Я брал в кладовке
банок 5 тушенки той советской и полбака чищеной картошки отдавал парням а они у
маслопупов паром обдавали все это дело и получалось пюре с тушенкой Или перед
проверкой нарубаю отбивных по полкилограмма и отдаю на камбуз Пока вечерняя проверка
проходит нам дежурный кок нажарит килограмм 7-8 и где-нибудь в посту СПС-овском
забакланим Но мне было проще я через месяц на корабле попал в службу снабжения
баталером продовольственным вся провизия у меня была под ключами

булат Жакслыков ответил Вячеславу
Вот это,правильно сказано!

Мы,все кто служил на "БЕРЕЗИНЕ,гордимся,что попали на такой хороший корабль.Офицеры
во главе с кэпом,были отличные!Откуда этот Леня взялся,мутный.

10:32
Лёня Данилов ответил Булату
Откуда взялся народный мастер, заслуженный деятель культуры, член союза писателей,
ветеран флота Лёха Данилов? Я тебя просвещу, Да  с тех же ворот, что и весь народ. До
оккупации Крыма ты  несколько лет был  у меня  в друзьях, и гордился этим,...а потом,
вдруг, после "Крым наш", вместе с бывшим комсоргом с "Березины" Мордасовым ,  когда тот
"сделал" открытие, что не было ни Украины, ни флота, ни украинских ветеранов, ты резко
сменил курс и стал мне врагом. Но ты мне не враг - у меня враги серьёзные, а ты так
недоразумение. Хочешь вонять - воняй и дальше. Чем тебе ещё старику в своём кишлаке
заниматься. Очнись - нет уже корабля... продали пропили нашу "Березину", такие,  хорошие
командиры, как Пузиков и Мордасов с компанией... растащили по своим трёхэтажным
гостиницам и домам. И от того, что ты им здесь вылизываешь зад, корабль не оживёт. Я был
в то время в Севастополе, видел как в заводе, на Чёрной речке срезали всё самое ценное, а
потом продавали корабли ломом в Турцию и Китай. Так, что я знаю о чём пишу. Хотя
взывать к твоему благоразумию бесполезно.


Вячеслав Каплин ответил Лёне
Я думаю ты все-таки садо-мазо То ты жалуешься на здоровье то опять на рожон лезешь
Фуцан запомни флотское братство существовало существует и будет существовать без таких
укурков как ты и все твои потуги как "чсп и здк" Украины ни на что не повлияют Ты как на
корабле был крысой так и в жизни остался ей же И мой совет не лезь туда где тебя
отторгают как инородное тело

Николай Резанов ответил Лёне
ДА НАПИСАЛИ РЕБЯТА КЕМ ТЫ БЫЛ НА СЛУЖБЕ . ЭТО ТОЧНО ТЫ МНЕ НЕ БРАТИШКА

Лёня Данилов ответил Вячеславу
Я на страничке у  украинского ветерана флота. А ты что российский тролль здесь делаешь?
Бабки на крови зарабатываешь?Я тебя уже раз послал. Больше мне тебе тролль сказать
нечего.

Лёня Данилов ответил Николаю
Мне пох, какие там ребята и что тебе пишут. Обо мне много ходит слухов и легенд. Сам то
ты кто? Молчишь? Так, что не суди, ватан, всех по себе. Поднимайся с колен и радуйся, что
"Крым наш", становится вам всё дороже и дороже. Ну так что будешь делать заказ за
Одессу или уже перехотел?


Лёня Данилов ответил Вячеславу
Хочешь спрыгнуть с темы, перевести всё  на банальную ссору - не получиться. Повторяю
ещё раз - ты обозвав предателями, оскорбил всех украинских ветеранов. И в за свой гнилой
базар ответишь.


Юрий Разваляев
А потом на Славе на учениях в чёрном море принимали на ходу с Березины топливо!

Николай Тарабрин
Привет ЛЕНЯ. Я унижать и оскорблять не хочу не кого.  Хочу тебе, ЛЕНЬ задать один
вопрос.В каком городе в нас на УКРАИНЕ в военкомате создано общество ВЕТЕРАНОВ ВМФ?
Или в наших миллионеров нет денег заказать 20 вымпелов, кто приедет на встречу с
друзьями? По их скромных пенсиях не все имеют возможность приехать-но а в  друг кто
захочет встретится.

Лёня Данилов ответил Николаю
Привет Коля. За все города не скажу, но знаю, что общественные организации, ветеранов
флота есть в Киеве и в Запорожье. Но там в правлении всегда были ветераны офицеры
флота, которые получая из бюджета деньги, тратили их только на себя. Я несколько раз
подходил к председателю с просьбой помочь инвалидам, но получал отказ.  Если ты не в
курсе я арт-директор культурного центра и куратор нескольких антивоенных и культурных
проектов. Я очень хорошо знаком с общественным движением и его финансированием из
бюджета. Деньги выделяются, но они к ветеранам не доходят. Но и тем не менее, наша
общественная организация находит возможность помогать инвалидам. Я давно не на кого не
надеюсь. Если мне удаётся продать что-то из своих картин, я всегда половину своего
гонорара отдаю на благотворительность. Парадокс ситуации состоит в том, что  ни одного
разу никто из этих болтунов ветеранов флота не купили не одной картины и не перечислили
ни одной копейки на наш благотворительный счёт. А ведь среди них есть немало
состоятельных , да что там - очень богатых людей. Спроси у них, когда они перестанут
пиздунцагонять и оскорблять, а  начнут хоть чем-нибудь помогать инвалидам. У меня
пенсия ИСА - 1452 грв, но я не ною, а занимаюсь делом. Чего и тебе желаю. От россиян -
мы деньги не принимаем - мы хоть и бедные, но гордые.


Николай Тарабрин
Я был на встречи с друзьями первые три года с 1981-84г. и то спонсировал завод
КОММУНАР  Сидели в столовой возле магазина ОБУВЬ-ИНТУРИСТ.и ес ли бы не сын
директора завода ,а потом кто то захотел один старшим быть и все разосралось по
сегодняшний день. г.ЗАПОРОЖЬЕ.

Лёня Данилов ответил Николаю
Это вы были в "Днепряночке", а мы в то время собирались в дубовой роще. Сбрасывались
кто по сколько может и гудели до утра. Я не знаю почему вы разосрались, я со своими
годками и по сию пору встречаюсь. Нас правда немного, но и тем не менее, таки есть за что
вспомнить. Юра Дьяченко правда куда-то пропал, а так всё путём.

Николай Резанов ответил Лёне
ЛЕНЯ А ЧТО ТЫ ТАКОЙ ЖЕСТОКИЙ

Николай Тарабрин
Я ездил и после и запомнил девчат морячек с акардионом , хорошо играли и пели песни с
моряками до утра на ФОНТАНЕ.-купались там же не которые.Ребята были со всех ФЛОТОВ.

Лёня Данилов
Да шо було, та загуло. В 2013 году мы были в Севастополе, я делал в галерее "Южный
Эрмитаж" свою художественную выставку, а потом в офисе тогдашнего министра обороны
Украины Лебедя мы  давали свою пресс-конференцию, где я высказал мысль, что
Севастополь,  нужно со временем превратить в город-музей. Нас не услышали. А теперь
оказывается Лёха Данилов виноват, в том что севастопольские ветераны оказались в анусе.
Мне предлагали оставить свои картины в Крыму и самому остаться, обещали и картинную
галерею и музей и персональную пенсию, что-то порядка двухсот тысяч. Не остался,
потому, как уже тогда понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. У меня Коля были
крепкие дружеские отношения с крымскими ветеранами, ...но шо було, то загуло.. Флотское
братство умерло Сейчас есть друзья и патриоты Украины и её враги.  Увы... Вот такая проза
жизни.

Лёня Данилов
Пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем  желающим оказать материальную помощь
инвалидам флота и армии ЗО ЦКР "ПАРНАС" ПРОВОДИТ СБОР СРЕДСТВ,В РАМКАХ
АНТИВОЕННО-БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ПРОЕКТА "МИРНОЕ НЕБО",В ПОМОЩЬ ВЕТЕРАНАМ И
ИНВАЛИДАМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ.КОД --- ЕДРПОУ: 38563663РАСЧЁТНЫЙСЧЁТ ---
26002441559300БАНК --- ПАТ(УкрСиббанк) города ЗапорожьяМФО ---
351005БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ВЗНОС.С той же целью проводится продажа книг и картин
авторов нашего культурного центра
http://jccnkmfcpkm.ccukorngukvg.lceqo.2.gsr.anonimizing.com/                                               
              Россиянам, поддерживающим оккупацию Крыма и гибридную войну в Украине -
просьба не беспокоиться.

Моя главная страниц.
На книжном рынке появилась книга "Лабиринт без Минотавра", написанная запорожским
писателем, художником баталистом-маринистом Алексеем Даниловым. Она была напечатана
в Канаде,Торонто, в типографии Altaspera Publishing.Кого из вас, ...
С верой в жизнь

Николай Резанов
СЛУШАЙ ГНИДА КРЫМ РУССКИЙ

Галина Савчук -Ильницкая
Флот Русский и СЕВАСТОПОЛЬ тоже.

Лёня Данилов ответил Галине
Остатки русских моряков, как и сам русский флот,  покоится в Бургибе - это Тунис. Я был на
том кладбище. А у РФ, российский флот. Позорище - учите историю и грамоту.

Закир Сулейманов ответил Лёне
Патриот,ты где? В ато?

Вячеслав Каплин ответил Лёне
Соплячок! Главная ошибка в твоей жизни -попадание на флот Если для таких как мы ты не
гнида то по логике для всех остальных гнида и для твоего необремененного умом мозга
никаких внешних воздействий не требуется

Галина Савчук -Ильницкая
Сам ты позорище.Флот гордость России.

Лёня Данилов ответил Николаю
В вашем комментарии паренёк - две ошибки. Первая Крым- это Украина и вторая - для
таких,  как вы я не гнида, а патриот Украины - по вашему хохол, бендеровец, а значит враг.
Учите азбуку, ватан,  а не квасьте с утра стекломой, который пагубно влияет на ваши, не
избалованные умными мыслями, мозги.

Вячеслав Каплин ответил Лёне
**** есть и в твоей жизни счастливые моменты И главный из них что не попал ты ко мне на
крейсер За твое крысятничество не вылазил бы ты из трюмов **** А главным героем своей
"нетленки" сделай **** один хрен твоя мазня и бумагомарательство никому не интересно

Лёня Данилов
В отличии от вас, пропивающих своё здоровье, я в данный момент пишу очередной рассказ
о иуде  ватане-братане. И думаю кого и сделать его главным героем.                                   
                                                                                      Хотите и дальше изгаляться в
тупоумии - без меня. Или пишите мне в личку - я умею общаться без купюр.

Вячеслав Каплин ответил Лёне
В личку тебе только с правой заехать охота
Класс! 1

Виктор Сухаревский ответил Лёне
Лёня, не обращай внимания. ты великий украинский письменник, напиши лучше про ККС
"Березина", как ты лизал задницу "большому замполиту" и "ломил" своих сослуживцев и
весь экипаж знал. что ты стукач, а по поводу русских и украинских ветеранов ? Мы и сейчас
и тогда не делились по национальностям, все мы были  - БРАТЬЯ, сейчас волею судьбы мы
разбросаны по разным государствам, но та флотская дружба до сих пор в наших сердцах,
вот только такие "ушлёпки" омрачают наше общение.
Класс! 4

Лёня Данилов
В отличии от вас, пропивающих своё здоровье, я в данный момент пишу очередной рассказ
о иуде  ватане-братане. И думаю кого и сделать его главным героем.                                   
                                                                                      Хотите и дальше изгаляться в
тупоумии - без меня. Или пишите мне в личку - я умею общаться без купюр.

Николай Резанов ответил Лёне
ПРАВИЛЬНО БРАТИШКА НАПИШИ КАК В ЧЕРНОЕ МОРЕ ВЫКОПАЛИ .И КАК ЛЮДЕЙ В ОДЕССЕ
СОЖГЛИ



Лёня Данилов ответил Николаю
Я тебе ватан не братишка, а как вы пишите фуцан продавшийся пендосам за печенюшки, а
потому на заказ я пишу за бабки. Хочешь чтобы я написал рассказ - придётся заплатить.
Рассказ будет насчитывать 30 тысяч знаков. Каждый знак (буква) стоит одну гривню . Итого
с тебя  30000 тысяч гривен или 15000 ваших деревянных или 300  евро. Счёт, куда
пересылать деньги я выложил. А пока почитай мой свежий рассказ - за бесплатно.

Николай Резанов
А КРЫМ РУССКИЙ

Лёня Данилов
Если кому-то из украинских инвалидов флота нужна помощь или кто-то хочет мне лично,
что-то написать или сказать за мою службу, позицию миротворца, обсудить моё творчество,
тот может спокойно зайти ко мне в друзья и в личном сообщении всё это мы обсудим и даже
встретимся... если я сочту это за необходимое. А ругаться с троллями - давать им
возможность зарабатывать на себе авторитет или деньги, я не вижу никакого смысла. Та,
что господа тролли, дальше без моего участия. Особо упоротым ватанам я повторю - не
ностальгируйте и не спекулируйте за тем чего уже давно нет и не будет.

Василий Васильеев ответил Лёне
Давно читаю братишка твои рассказы, есть конечно спорные места, что-то можно было бы
показать не в таком гротеском виде, что-то смягчить, но в основном  всё верно. Спасибо за
то, что не забываешь флот.

Лёня Данилов
Привет Василий. Давно тебя не было в сети. Заходи в личку, пообщаемся.



1
  Над сонным российским городом вставало сонное российское солнце. Сонный российский
петух, сонно взлетел на сонный российский забор и что-то сонно прокукарекав... там же и
уснул. Откуда-то издалека, ему  попытался ответить его собрат, но из сонной глотки
вырвался только какой-то хрип и всё затихло.

  В сонной российской глубинке, начинался обыкновенный сонный день. В одной из сонных
квартир расположенной в сонном двухэтажном доме, без удобств, дореволюционной
постройки, где жители сонно ходили по малой нужде из своих окон, прямо на тротуары, на
продавленном обоссанном диване  в рваных трусах и майке-тельняшке лежал сонный
небритый мужичонка. На полу, вокруг него, валялись пустые флаконы из-под спиртовой
настойки боярышника, кучи окурков и ещё какой-то мусор. В воздухе стоял крепкий
российский дух; аромат мочи, табака и перегара. Жирная зелёная муха, привлечённая этой
вонью, залетела в комнату и усевшись на опухшее  лицо бухарика,  сонно по нему
поползла, ища место куда бы отложить свои яйца. Её внимание привлёк, заросший пучками
волос, нос. Она попробовала в него вползти, но от щекотки бухарик проснулся и чихнул.
Муха отлетела в сторону, и недовольно жужжа, сонно вылетела в форточку.  А бухарик,
сонно разлепил один глаз, второй, потянулся - сонно бзднул и окончательно проснулся. Он
потянулся, спросонья почухал себя в мудях, потом, пошкрёб сначала у себя под левой
подмышкой, потом под правой... И когда этот ежедневный утренний моцион был уже
окончен, поднял с пола чинарик, подкурил его и задумался.

    Вопрос, который каждое утро ему надо было сонно решать, был прост, как колумбово
яйцо: «Где найти денег на пропитание, сигареты и опохмел?» А если быть более точным,
где найти, что украсть и сдав в металлолом, хоть немного разжиться деньжатами. О том,
чтобы честно их заработать спившийся мужичонка с погонялом Ватан, уже и не мог мечтать.
В его разжиженных стекломоем мозгах, произошло атрофирование того участка, которое
отвечало за созидание, и теперь всё что ему оставалось  - это воровать и бухать. Позавчера
ночью ему повезло, он  случайно наткнулся на заброшенный, незапертый и неохраняемый
люк. С трудом откатив его в сторону, он влез в подвал и понял, что сорвал джек-пот - это
была телекоммуникационная сеть, вернее кабели военной связи, которые уходили куда-то
вдаль. Он  срезал двадцатиметровый кусок кабеля в свинцовой оплётке и всю ночь его
выжигал. Сдав его утром, он решил вернуться в  подвал, но на пункте приёма металлолома
работали не дураки. Его проследили и не успел он вырезать кусок кабеля, как в подвал
ввалились бандюки, которые, без долгих разговоров, объяснили ему, что его место на
помойке и если он хочет жить, то за этот подвал ему лучше забыть. А, чтобы он покрепче
запомнил - накостыляли ему от души по шее. Хорошо, хоть деньги оставили. Утерев
кровавые сопли Ватан накупил фанфурей со стекломоем, сигарет, хлеба с колбасой и ушёл
в свой бэйбут. И вот утром он проснулся с фингалами под глазами, но зато без копейки
денег. Было от чего сонно грустить.

    Его горестные сонные раздумья прервал дверной звонок. Сбросив затёкшие ноги на пол,
он сонно пошлёпал к двери и повозившись с замком, открыл дверь. На пороге с литровой
бутылкой пива, стоял его сосед.
-Здоров. Жив курилка? – сонно поприветствовал он его.
-Дай глотнуть, - вместо приветствия проскулил Ватан, протягивая руку к пиву.
-Пошли на кухню. Есть тема.

    На кухне, у Ватана, кроме грязного стола и пары табуреток, больше  ничего не было.
Ватан когда-то служил на флоте и  твёрдо там усвоил, что пропить  надо всё, но флот, не
опозорить. А так, как он не имел доступа к тем кораблям, которые более удачливые
офицеры и мичмана флота разворовывали и распродавали в Китай, Турцию и Индию
корабли, он пропил всё, что ему досталось из родительского наследства.

    Он бы уже и квартиру пропил, но она была записана на его сестру, и та, выйдя замуж за
турка, разрешила ему в ней проживать. На его счастье она уехала жить в Турции и, по всей
видимости, приезжать на свою бывшую скрепную родину не собиралась, иначе она, увидев
его подвиги, быстренько бы его выставила за порог. Но её тут не было, и Ватан пользуясь
этим, пропил всё, кроме кой-какой меблишки, миски и пары железных кружек, в одной из
которых варил себе бульон из пойманных голубей, а со второй пил свои фанфурики. Он и
сейчас разлил по ним принесённое соседом пиво. И  пока сосед с брезгливостью осматривал
его кухню, он залпом выпил своё пиво.
-Ты будешь пить пиво или я могу и твоё допить? - поинтересовался Ватан у своего соседа-
благодетеля.
-Бухай, мне не жалко. - отмахнулся сосед думая о чём-то своём.

    Ватан не заставил себя долго упрашивать, а допив всё пиво, закурил чинарик, смачно
отрыгнул  и закатив сонно глазки, умостившись поудобнее на своей обшарпанной
табуретки, начал впадать в опохмелочную негу. Но долго кайфовать сосед ему не дал.
-Хочешь по-лёгкому заработать бабла? - пуская в потолок дым спросил он.
-А, - сонно отмахнулся Ватан, от вопроса, как от назойливой мухи - заработать, тоже мне,
нашёл стахановца. Единственное на что я сейчас способен - это пиво по кружкам
разливать... и то недолго.
-Я наверное не правильно выразился - намутить бабок на приличную жизнь, нормальный 
хавчик, пойло и баб. - поправился сосед.
-Ну-у-у-у, - затянул паузу Ватан, - приличная жизнь... А на хрена она мне? Меня и эта
вполне  устраивает; никому ничего не должен, работать не надо - пробежался по
мусорникам сдал утиль, флакуш накупил... и счастлив - жизнь удалась. А бабы - хлопотно с
ними иметь дело, да и бабками надо делиться... А оно мне надо? Подожди я пойду поссу...

    Ватан выбрался из-за стола и прямиком отправился к открытому кухонному окну, в
которое и начал справлять свою малую нужду. Ссал он долго,  попёрдывая от удовольствия.
Стряхнув с конца последние капли и не помыв руки он вернулся за стол.

-Ну ты даёшь, - хмыкнул сосед, что в ведро нельзя было поссать, а если бы там кто-то внизу
шёл?
-Где ты у меня видел ведро? А насчёт того, что кто-то бы шёл... не хер под окнами
шариться... Так, что там насчёт бабла? Что за тема?
-Тема простая. Я хочу на время от времени пользоваться твоей закрытой второй комнатой и
готов не только там сделать косметический ремонт,  завести новую мебель, но и платить
тебе почасово... ну скажем по сто рублей в час. Что скажешь?
-Почасовая бодяга мне не интересна, сколько будешь платить в месяц?
-Ну... тысяч десять...
-Та, ну нах... Таких бабок мне не то что на приличную жизнь не хватит, но и на приличное
пойло. Гони тридцатник и можешь водить своих шлюх и днём и ночью.
-Не очушуел ли ты от счастья.. Да  за тридцатник я сниму номер в гостинице...
-Ну так сымай, кто тебе доктор... Если у тебя всё, я пошёл нах в люлю, у меня по
распорядку дня - адмиральский час.
-Как это?
-Гребу я горько и сонно в спину вся и всех...
-Ладно, добэкались. Вот тебе пятихатка аванса. Гони ключи.
-Спасибо отец родной-благодетель. Сделаешь дубликат, вернёшь ключи. Хотя у меня и есть
ключи сеструхи, но всё же...
-Да верну, проблем нет.
-Лады. Хозяйнуй а я пока в магаз сгоняю.

  Ватан набросив на своё тело рваные джинсы и, как был в тельнике, пошёл в магазин, где
затарился пойлом и жратвой. На сигареты денег не хватило, но он купил несколько пачек
листового табака. Умение сооружать самокрутки давало возможность их курить несколько
недель. Неторопливо шагая по улице, он отхлёбывал пиво и даже что-то там сонно
насвистывал. Жизнь потихоньку начинала налаживаться. Вернувшись к вечеру, домой он
обнаружил там двух строителей, которые сонно делали ремонт в ванной, меняя стояк и
фикалку. Похоже, что у него намечалась и ванна и туалет. Фантастика, этих удобств в
квартире не было со времён царя Гороха. Стараясь им не мешать он прошёл в свою
комнату, выложил свои покупки прямо на пол и достав с книжной полки свой старый
дневник, вырвал лист и размяв табачный лит, скрутил себе самокрутку размером с хорошую
сосиску. Выпив один фанфурик он закусил и подкурив свою самокрутку, от скуки, решил
почитать свой дневник. Запись на мятом листке начиналась с  27 сентября 1979 года.


2

« 27 сентября 1979 года  я сделал запись  в своём дневнике:

  И это случилось - улыбайтесь и ликуйте моряки!  Хохочите и смейтесь от безумно-
бесшабашного, по-детски огромного сверкающего счастья, вовсю ширь ваших бессмертных
душ!! Пусть родится сильное чувство свободы и  воли! И пусть кровь возбурлится и
возгорится пламя вечной любви ко вся и всем! Пусть в этот миг в хрустальные бокалы
прольётся советское шампанское. И пускай  в миллионах искр, отразится радость нашего
сегодняшнего волнения! Потому, что сегодня 27 сентября 1979 года в 17:15 произошло
событие невиданное по своей  колоссальный  мощи - родилась сверхновая планета ДМБ и
её энергия непрерывным потоком несётся по всем морям и океанам, где есть корабли
советского флота. И я со своими годками  ощутили на себе  волнующую  силу  той энергии –
  потому, как именно сегодня 27 сентября 1979 года вышел Приказ МО СССР №213 об
увольнении в запас призывников осень 1976 года.

Виват, виват, виват!!! Запомни этот день, Славик навсегда, запомни!

ПРИКАЗ
министра обороны СССР

27 сентября 1979 г. № 213 г. Москва

Об увольнении в запас военнослужащих, выслуживших
установленные сроки действительной военной службы,
и об очередном призыве граждан на действительную
срочную военную службу в октябре - декабре 1979 г.



Об увольнении из Вооружённых Сил СССР в октябре – декабре  1979 года военнослужащих,
выслуживших установленные сроки службы, и об очередном призыве граждан на
действительную военную службу в соответствии с Законом СССР «О всеобщей воинской
обязанности» приказываю :


§ 1. Уволить из рядов Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних
войск в запас в октябре – декабре 1979  г. военнослужащих, сроки которым истекают до 1
января  1980 г.
§ 2. В связи с увольнением в запас военнослужащих, в соответствии с пунктом 1 настоящего
приказа, призвать на действительную военную службу в Советскую Армию, Военно-Морской
Флот, в пограничные и внутренние войска граждан, которым ко дню призыва исполняется
18 лет, не имеющих права на отсрочки от призыва, а также граждан старших призывных
возрастов, у которых истекли отсрочки от призыва.
§ 3. Приказ объявить во всех ротах, батареях, эскадрильях и на кораблях.

Министр Обороны СССР Маршал Советского Союза

Д. Ф. Устинов

  Дожили!!! А как мы, годки, в этот день объявления Приказа о ДМБ боготворили всех
офицеров, мичманов и особенно Д.Ф. Устинова - министра обороны, государственного и
партийного деятеля, советского военачальника,  Маршала Советского Союза,  дважды Герой
Социалистического Труда.  В этот праздничный день из корабельной библиотеки я раздал
своим годкам все фотографии,  на которых был изображён министр обороны Д.Ф. Устинов.

  Потом, я  вызвал своего раба, карася Пердловича и приказал ему взять себе в помощники
Джамсклыкова, пожарить в шхере картофана и постирать мой второй комплект перешитой
белой робишки. Праздник как-никак. У меня было подозрение, что он закладывает
замполиту  своих  годков, но мне это было безразлично - я сам так дослужился до
главстаршины и библиотекаря, теперь по моим стопам шёл другой хитрован. Всё
закономерно... Как говорят умные люди: Лучше стучать, чем перестукиваться.
  Надо буде доложить Полянину, что Данилов, со Слизким напились, глядишь и
характеристику для поступления в институт получше напишет. А может остаться на
сверхсрочную? Вон мичман Шепель с боцкоманды считай всю краска продал, а наш
старшина команды ОСНАЗА мичман Савельев, почти все кандёры уже из приборов
повыдергивал, выплавляет наверное из них золота. Умные головы, а я я чем хуже-то...»

  Записи в дневнике обрывались. «Интересно, - засыпая, сонно подумал Ватан, поступил я в
институт, а может остался на сверхсрочную? И не помешало бы завтра на моего соседа,
участковому донести...»


Шкурный интерес

Предисловие:

Посвящается моему бывшему сослуживцу, вдохновившего меня на написание этого.
Литературный герой - плод воображения автора. Все совпадения случайны.

1
  Был такой случай, умер в одной  южной стране уважаемый, по земным меркам, человек - 
генерал. Прощание и похороны  были пышные, чуть ли не везли его гроб на лафете. А надо
сказать вам, уважаемые читатели, что чем пышнее проходят проводы на Земле, тем дольше
душа усопшего грешника отрабатывает свои грехи в чистилище, а потом на Земле, в теле
животного, исправляет свою карму.

    Такое вот существует существенное расхождение в моральных и нравственных критериях
между землей и небом. Чем выше взбирается уважаемый человек до определённых земных
высот и наград, тем глубже будет его падение. Всё просто -
нельзя взобраться на вершину земной власти никого по дороге не растоптав. Во власти
вообще нечего делать нравственным и морально устойчивым  людям. Если каким-то чудом
такой человек и попадёт туда, его либо переломают под себя, либо перемелют в лагерную
пыль. Остаются там, только самые жизнеспособные и понимающие что почём.

  А начинается  моральное падение  со школы, когда способный и понятливый ребёнок,
сообразив, что надо не очень-то стараться учить уроки, а лучше потихоньку доносить
классному руководителю, на своих одноклассников; кто пользуется шпаргалкой, кто курит и
т.д. И тогда окончание школы с похвальной грамотой гарантированно. Увы...с грамотой и
без знаний в институт дорога заказана, а вот в военкомат нет. И прослушав песню за
военно-полевую почту, хлопчик из глухого  села едет на флот - отдавать священный долг
родине, он попадает в учебный отряд ОСНАЗА, где с него берут расписку за сохранение
государственной тайны.

  И вот уже имея первые навыки, ещё не сексот, но донощик, начинает усовершенствовать
свои навыки  в том учебном отряде ОСНАЗА, где он молодой матрос, уже поняв смысл
жизни, легко поддаётся на уговоры замполита и начинает доносить на своих товарищей по
учебке.

  Полгода пролетели, в одно мгновение. Учебка благополучно закончена и вот уже молодой
специалист попадает на корабль... И уже на корабле он, как по мановению волшебной
палочки попадает на тёплое место и становится командиром отделения. Первые
старшинские лычки и первая пусть маленькая, но власть. У сельского хлопчика, уже
старшины первой статьи появляется реальный шанс пробиться в этой жизни, где по его
понятиям нет ничего святого. Нет на словах - от одного до десяти  на флоте, он за святое
флотское братство, но вот от десяти до одного, на флоте, он за свой шкурный интерес...

  В тёплом месте, служба пролетела незаметно и вот уже уволенный в запас старшина с
великолепной  характеристикой и направлением поступает на подготовительное отделение
юридического института. Сдаёт благополучно экзамены и уже он комсорг курса и... куратор
со своей агентурой, которая не дремлет выкорчёвывая всё чуждое социалистическому
обществу. "Сегодня ты танцуешь джаз, а завтра родину продашь".

  Институт благополучно закончен и начинается работа - служба в прокуратуре, в которой
он чувствует себя, как рыба в воде. Выполняй неукоснительно все приказы вышестоящего
руководства и поменьше спрашивай, вот основное правило чиновника, стремящегося
сделать свою карьеру.

    И ценою чужих жизней, карьера сделана - штаны с лампасами, фуражка с дубовыми
листьями, нет это не  лесник - генерал юстиции или комиссар.Цель всей жизни достигнута,
казалось что ещё нужно для полного счастья - все подчинённые ходят на полусогнутых,
выполняются все приказы и даже намёки... что  там говорить о такой мелочи, как деньгах,
их девать уже некуда, даже построена услада души и глаз небольшая трёхэтажная дачка, со
страусиной фермой - живи и радуйся... и тут неожиданный такой финал. Увы, как
говорится, человек смертен и что печально внезапно смертен...и получает по делам своим.

  2

  Итак, упокоился генерал с почестями, и отлетевшая его душа не попала в рай, а оказалась
на лобном месте чистилища, где её ангелы стали рассматривать со всех сторон, пытаясь не
предвзято разобраться в том, что же она из себя представляет и куда её нужно направить - 
в рай, где она будет пребывать в вечном блаженстве-нирване, оставить  в чистилище где
она пройдя все круги очищения, получит новое человеческое тело и будет отправлена в нём
на Землю, совершенствовать свою карму, или же в теле животного будет дальше очищаться
и искупать  грехи своей прошлой жизни, или, по совокупности и тяжести грехов,
низвергнуть её в в бездну ада на муки вечные. . .

  Но, как не старались ангелы, не предвзято оценить душу, так и не смогли прийти к
единогласному общему мнению. Тогда в чистилище был приглашён главный ангел -
третейский судья, мнение которого не оспаривалось. Седовласый главный ангел, во главе
своего почта, величественно  влетел в зал и занял предназначенное ему место.
- Что у вас? - спросил он ровным голосом.
-Не можем определиться с душой...
-Если есть сомнение в том, что душа не праведна, тогда принимается решение не  в пользу
души. Я хочу выслушать все доводы за и против... Прошу вас высказываться по очереди.
-Это мы помним, и начнём  с плюсов в пользу праведности души...
-Какие могут быть плюсы, если земной носитель этой души был донощик, карьерист и лжец?
-Он защищал в молодости на боевых службах свою Родину.
-Да - это плюс. - сказал главный ангел.
-А то, что во время своей службы, мало того, что  закладывал своих сослуживцев, но и на
корабле забитом по фальшборт ядерным и другим оружием, нёс угрозу всему человечеству -
это не минус?
-Да - это минус. - подтвердил главный ангел.
-Но он потом всю свою сознательную жизнь, стоял на защите социалистического порядка -
это ли не тот плюс, который перекроет все минусы?
-Возможно, что на Земле и перекрыл, но не у нас. Довод не принимается, тем более, что за
это время он смог не только выслужиться в генералы, но и накопить несметные богатства,
которые ему сейчас ни к чему.
-У меня есть ещё довод.
-Слушаем.
-Он был примерным семьянином...
-Список его любовниц и внебрачных детей прилагается.
-Это минус...
-Он активно участвовал во всех ветеранских мероприятиях и поддержал "крымскую весну" и
"русский мир" в оккупированном Крыму...
- Он оклеветал своего бывшего сослуживца, ветерана флота, человека который несмотря на
то, что  является инвалидом, борется за мир на Земле, назвав того самозванцем и пытаясь
его ещё больше унизить пригласил к себе в гости, пообещав налить стакан вина...как
нищему...
-Оклеветал сослуживца и поддерживал "русский мир", который принёс войну в Украину?
Так, - нахмурился главный ангел, - Чаша моего терпения переполнилась и потому я считаю,
что эта душа,  обуянная гордыней, должна пройти очищение,  но так как тот человек любил
животных и всякую показную мишуру, она в теле страуса, будет отправлена на его бывшую
ферму, с пером павлина в заднице. Чтобы наверняка дошло - важно не внешняя мишура, а
внутреннее содержание.

    Через некоторое время душа пройдя очищение была отправлена на Землю, где ей было
суждено перевоплотиться в теле страуса и так далее по цепочке... Пока, пройдя все этапы
реинкарнации,  не перевоплотится  снова в человека.

    Каждому воздаётся по делам его.

История cоздания стихотворения:

Воспоминания и философские размышления о своей флотской службе.

0
0


Понравилось произведение? Поделитесь им со своими друзьями в социальных сетях:
Количество читателей: 565

Рецензии

Всего рецензий на это произведение: 1.
Очень знакомое мне повествование!!!!!
Но только по СФ.
2019-05-25 09:37:23

Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.


Регистрация


Рейтинг произведений


Вход для авторов
Забыли пароль?
В прямом эфире
Хорошее стихотворение. С УВ.;)
Рецензия от: Белевцов Артем
2020-01-19 01:24:16
чудесное
Рецензия от: наталия остапенко
2020-01-19 00:10:00
Спасибо. Понравилась Ваша философия, изложенная языком поэзии. Но, увы, по-настоящему, искренне, от всей души прощать умеют очень немногие. По-моему, это такой же редкий дар, как и бескорыстная любовь. Удач Вам и дальше.
Рецензия от: Чухнина Мария
2020-01-19 00:04:40
На форуме обсуждают
Євген Клопотенко

Українці не слухають пісні українською. Гірко та смішно, справді ж? Я відкрив топчик з популярними в Україні піснями, а там більш(...)
Рецензия от: Зрадонька
2020-01-18 23:16:43
Ґанок
Моя Україно! Як я тебе любив!
Твої луги, твої степи розлогі,
Дніпра ревучого славетнії пороги
І хвилі золоті твоїх шовкових нив.

Як я лю(...)
Рецензия от: Зрадонька
2020-01-18 20:24:59
Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законами Украины. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.