Лілія Фокс: на рецензію
Основа-Кафедра. Анализ. Обсуждение № 18. Анточь Антон
Сейчас на сайте 2395 человек
Кто онлайн?
Популярное
Новые авторы
Присоединяйся
twitter
youtube
Нет статуса

Автор: Елена Затулинская
Тема: Свободная тема
Опубликовано: 2019-10-05 08:56:15
Автор не возражает против аналитического разбора и критики в рецензиях.

Оверкиль. рассказ

Оверкиль – это когда байдарка, в которой вы плывете, переворачивается. И оверкиль этот не
столь уж безопасный, как может показаться с первого взгляда. Бывает, что люди при этом
погибают. Так погиб, например, Саша Костромин – молодой красивый двадцатидвухлетний
парень, с которым я была лично знакома. Они сплавлялись по уральской горной реке, на
которой было множество порогов и валунов. Плюс быстрое течение. Представьте –
переворачивается лодка, задраенная клеенкой. Нужно быстро отстегнуть ее, выбраться из-под
лодки и всплыть наверх, когда на тебе куча одежды, включая куртку и резиновые сапоги, и все
это тянет назад, а быстрое течение несет прямо на камни, о которые ты можешь разбиться. И
нужно успеть всплыть до того, как тебя туда донесет, иначе ты погиб. Саша не успел. И погиб. Я
тоже пережила оверкиль, но, к счастью, осталась жива.
         Я жила тогда в Мурманске. Этот город за Полярным Кругом – настоящая жемчужина. Он
просто невероятно красив, и посмотреть на него приезжают туристы со всего света, а финны – те
ездят, как к себе домой, когда захотят.Город очень необычен. Представьте: едешь по
центральному проспекту и вдруг посреди проспекта – сопка, покрытая современными
многоэтажными домами. Объезжаешь сопку и едешь дальше по проспекту. И таких сопок там
немало, они тут и там разбросаны по всему городу. Прибавьте к этому незамерзающий порт и ни
с чем не сравнимые бесконечно прекрасные белые ночи. Дело в  том, что в Мурманске зимой
наступает полярная ночь, а с наступлением тепла – полярный день, когда солнце вобще не
заходит. Ночью настолько светло, что можно читать газету. Я любила гулять ночью по городу:
нет ни людей, ни машин, город как вымер, но при этом светло, как днем. Я никогда бы не уехала
из этого прекрасного города, но… подвело здоровье. Но это уже другая история.
         Природа в Заполярье совершенно уникальна. Это – край рек и озер. Вы не встретите там
величественных лесов и лугов, одни лишь сопки, а между ними – нередко  заболоченная
местность. И повсюду – огромные валуны. Реки там очень быстрые, и на них – полно порогов;
огромные камни выступают прямо из воды, вода вокруг них клубится и ревет, и с громким шумом
катится дальше. Деревья там небольшие, согнутые под порывами бешеного ветра, растут они не
сплошным массивом, а кое-где отдельно стоящими деревьями. Это так называемые «Карликовые
деревья». И сопки покрыты такой вот чахлой  зеленью. Здесь нет роскошной растительности,
как где-нибудь на юге, но все же сколько скрытой прелести в этой суровой северной природе: в
подернутых туманной дымкой сопках; в валунах, одиноко лежащих то тут, то там; в быстрых
речках, с шумом несущих свои воды; в этих огромных камнях, выступающих из воды. Тот, кто
побывал в этом холодном северном крае, кто видел неяркую, но все же величественную красоту
этой природы, тот никогда не сможет ее забыть!
         Так вот, когда я жила в Мурманске, я стала ходить в туристический клуб. Во мне всегда
жила какая-то романтическая жилка: я обожала походы, песни под гитару у костра и всегда
любила быть наедине с природой. Мы ходили в походы: летом – пешие, зимой – на лыжах, а
один раз даже сплавлялись на байдарках.
         Во время пеших походов мы посещали места боевой славы. Побывали в Долине Смерти,
там замерзли насмерть две дивизии – немецкая и советская, такие стояли морозы; были на
сопках, где располагались немецкие дзоты; были на том месте, где находилось Орлиное гнездо –
неприступная скала с немецкими огневыми позициями; и на том месте ( там сейчас установлен
обелиск), где в 40 км.от города были остановлены немецкие дивизии, причем не советской
армией (все армии были брошены на оборону Москвы и  Ленинграда, был еще Белорусский
фронт и Украинский фронт, а Мурманск защищать было некому). Все боеспособные мужчины
были на фронте, но значение Мурманска, как незамерзающего северного порта, было очень
  велико, и немцы бросили большие силы, чтобы захватить его,- специально обученные горные
дивизии, прошедшие подготовку в горных местностях, и страшно даже представить, что бы
произошло, если бы немцы захватили город, учитывая еще и то, что большую часть вооружения
и продовольствия по ленд-линзу от наших союзников доставляли именно через Мурманск.
Учитывая то, что город ни в коем случае нельзя было отдавать врагу, срочно собрали ополчение,
куда вошли старики, женщины и дети, начиная с 13-14-ти лет.  А еще – зеки, которых выпустили
из тюрем, чтобы было кому защищать город. И они защитили! Дрались руками, камнями, всем,
что под руку попадет, потому что оружия тоже всем не хватило, - и отстояли свой город! Враг
был отброшен! И в дальнейшем до самого конца войны немцам так и не удалось  взять город. Не
ожидавшие такого сопротивления, считавшие Мурманск легкой добычей немцы в ярости его
бомбили. Дома были все уничтожены. Люди ютились в подвалах, в землянках – кто где мог!
После войны город был полностью отстроен. И теперь это – современный красивый город с 9-16-
ти этажными домами, по праву носящий гордое звание города- героя!
         Но я отвлеклась от темы. Итак, я хочу рассказать, как мы сплавлялись по реке.
         Тогда я была уже не так молода, как бы хотелось, а в группе у нас была, в основном,
молодежь  от 17 до 23 лет. Был еще Борис, которому было 28, и Вадим – руководитель группы,
которому было 30, и еще один мужчина – Володя, которому было лет 35-36. В байдарке сидят
два человека, поэтому всех разбили на пары. Я оказалась в паре с этим Володей, и,  хотя он
производил впечатление человека серьезного и ответственного, у меня сразу возникла по
отношению к нему сильная антипатия. Я люблю людей простых и открытых и не люблю
замкнутых и молчаливых, «себе на уме», а от этого Володи я за все время, что мы пробыли в
походе, и двух слов не слыхала. Потому и невзлюбила. Молчуны не в моем вкусе. А когда
плывешь в байдарке, очень важно, чтобы была синхронность в действиях, иначе можно
перевернуться, что с нами в конце-концов и случилось!
         Выехали мы из Мурманска в конце апреля, я хорошо это помню, так как праздники – 1 и 9
мая мы отмечали в походе. Мы выгрузили с поезда наши байдарки и дотащили их до реки.
Начался наш сплав. Утром мы садились в лодки и плыли по реке до обеда, потом делали привал
где-нибудь в лесу: обедали, отдыхали, затем опять сплавлялись до самого вечера, часов до
шести. Затем устраивались на ночевку: разжигали костер, устанавливали палатки и начиналось
веселье! Вот где я уже в полной мере смогла удовлетворить свою страсть к романтике, учитывая,
что в нашей группе была, в основном, молодежь. Здесь были и песни под гитару, и танцы под
магнитофон, и шутки, и споры. Я всегда любила общение с молодежью: это дает такой заряд
энергии! Был там у нас один парень – Боря,  это тот, которому было 28. Он еще ни разу не был
женат, слишком высокие требования  предъявлял он к своей избраннице, хотя сам  ничего
особенного из себя не представлял: рыженький, с конопушками; однако, был о себе очень
высокого мнения. Про него я позже написала шуточное стихотворение – «Стихи про Борю», где
высмеяла его отношение к женщинам. Так вот, представьте, он, прожив всю  жизнь в
Североморске ( это город военных моряков, в часе езды от Мурманска), никогда не видел живых
коров (в Мурманске их просто нет), поэтому, когда мы, миновав Полярный Круг, ехали уже по
средней полосе, то, завидев в окно пасущуюся на лугу корову, дружно кричали ему: «Боря,
смотри, корова!» Было у нас еще двое совсем молоденьких студентов, которым так понравилось
это маленькое путешествие, что они впоследствии поженились, чтобы вместе ходить в походы.
         Сколько мы сплавлялись по реке, а сплав продолжался десять дней, все это время по
обеим сторонам  реки тянулся лес. Просто сплошной массив леса! Леса в средней полосе –
смешанные, т.е. рядом с соснами растут березы, и тополя, и клены. Красотища неимоверная! А
воздух! Я не могу передать словами, какой там волшебный целительный воздух, которым мы
буквально наслаждались после пыли и загазованности большого города. Тем сильнее был
контраст между этой неописуемо прекрасной природой и вымирающими, опустевшими
деревнями. Мы во время сплава останавливались  иногда возле какой-нибудь деревни, чтобы
купить там продуктов, и всякий раз поражались разорению, царящему там. Казалось, деревня
просто вымерла: пустынные улицы, покосившиеся избы. Только кое-где появлялись иногда
признаки жизни: то промелькнет какая-нибудь старушка в белом платке, то старичок
прошкондыбает, тяжело опираясь на палку. Было это начало 80-х. Еще впереди была
горбачевская перестройка и развал Союза, а деревни уже опустели, и стало некому выращивать
хлеб. Молодежь вся уехала в город, остались лишь старики доживать свой век. Грустная
картина! Особенно на фоне этой великолепной красочной природы! Но, несмотря на некоторую
грусть, которую  навевали эти картины брошенных деревень, время в походе мы проводили
очень весело, даже при полном отсутствии спиртного. Вадим за этим строго следил, поскольку
он отвечал за нас, поэтому даже в праздники мы пили вместо шампанского лимонад.  Один раз
нам даже удалось попариться в русской баньке. Это было накануне 9 мая. Пустил нас один
старичок,  которому мы заплатили, и даже натопил нам баньку. И когда мы, распаренные и
довольные, смыли с себя всю походную грязь и предстали во всей красе перед нашими
мужчинами, Вадим, присвистнув от удивления, сказал:  «Смотри-ка, а у нас женщины,
оказывается, красивые!»
         Ну а теперь, когда я описала в общих чертах весь наш поход, настало время рассказать
про оверкиль. Как он произошел и почему. В тот день с самого утра у меня было, что
называется, балдежное настроение: это когда хочется петь, плясать, одним словом, веселиться.
Меня в таких случаях обычно принимали за пьяную, хотя это происходило независимо от того,
употребляла я спиртное или нет. В данном случае никто такого подумать не мог, поскольку где
бы я его взяла? Да и деньги все были у Вадима. Просто душа моя требовала веселья. Случилось
это в конце похода перед 9 мая. Едва проснувшись, я почувствовала мощный прилив сил и
энергии и, пока все убирали палатки и складывали их в байдарки, я ходила по берегу и пела
песни, вернее, орала во все горло.
Другими словами, устроила целый концерт.Вот, например, одна песня из того репертуара, что
я исполняла в тот день:

«А не хочу я во Вьетнам идти,
А не хочу я смерти там найти,
А не хочу я смерти там найти,
А я хочу домой.
А меня дома ждет жена,
А, может быть, с другим она,
А, может быть, с другим она
В моей постели спит!»

         Ну и так далее в таком духе. Кто-то, глядя на меня, крутил пальцем у виска, кто-то
ехидно улыбался, остальные с недоумением и грустью смотрели на меня. Но мне было все по
барабану. Энергия кипела во мне и требовала выхода. Я могла бы еще долго выступать с
концертом, но Вадим скомандовал: «По байдаркам!», и я нехотя подчинилась. Но моя
неуравновешенная  натура не справилась со столь резким переходом, поскольку в байдарке
нужно быть спокойным и сосредоточенным  и повторять движения твоего напарника, т.е. грести
синхронно. Я же, не глядя на него, слишком резко начала грести, в результате байдарка
перевернулась, что на языке спортсменов - байдарочников называется:  «произошел оверкиль».
Я даже не поняла, как все случилось: только что сидела в лодке и вот уже под водой вниз
головой.Ледяная вода сразу же окутала меня, наполняя сердце страхом. Я начала срывать
клеенку, отстегивая многочисленные кнопки. Справившись с этим, почувствовала, как теплая
одежда и, в особенности, тяжелые сапоги тянут на дно, но я все же справилась с этим и, всплыв,
ухватилась за байдарку. Огляделась по сторонам, увидела, что напарник мой тоже всплыл и, так
же, как я, держится за байдарку. Река, хоть и спокойная, однако течение имела быстрое, и
течением нас продолжало нести дальше. Наши ребята причалили к берегу и, сгрудившись там,
ждали, когда мы со всем этим справимся. Они ничем не могли нам помочь, поэтому ждали, когда
мы сами выберемся на берег. А нам нужно было не только спасаться самим, но и спасать
байдарку, поэтому мы, не сговариваясь, стали грести к  берегу, подталкивая лодку, а там ребята
помогли вытащить ее на берег. Наши рюкзаки и все вещи, включая клеенку, что были в лодке,
утонули, и мы остались, что называется, с  пустыми  руками. Утонули наши спальники и даже
наши миски и ложки: теперь не на чем спать и не с чего есть. Но самое страшное, что мы
довольно долго пробыли в ледяной воде; кто жил в средней полосе, знает, что в начале мая еще
очень рано открывать  купальный сезон. Хорошо по крайней мере хоть то, что случилось это в
конце похода, подхватить там воспаление легких было бы очень опасно и найти лекарства там, в
лесной глуши, было попросту невозможно. Поэтому неудивительно, что Вадим очень переживал
за нас и организовал нам в этот день баньку с парилкой, чтобы мы хорошенько
пропотели и не заболели. Но это было вечером, а утром, сразу после этого происшествия,
Вадим распорядился разжечь костер, и мы, раздевшись и закутавшись в одеяла, которые нам
дали, сушили у костра нашу одежду, а потом поплыли дальше. Нам нужно было добраться до
Калинина, чтобы оттуда вернуться поездом в Мурманск. Действия Вадима принесли свои плоды:
мы, слава богу, не заболели. Холодная ванна охладила мой пыл: веселого настроения как ни
бывало, я сразу притихла и больше не выступала до самого конца похода. Пребывание на
свежем воздухе пошло мне на пользу: я поправилась, посвежела. Вадим это сразу заметил,                          
и в поезде, подсаживая меня на вторую полку, после того, как мы попили чая с пирожками,
глубокомысленно  заметил: «Последний пирожок, кажется, лишним был!»
         Я до сих пор с большой теплотой вспоминаю эти незабываемые годы и моих друзей по
турклубу: Вадима, Бориса и многих других, с которыми я так весело проводила время и которые
были столь добрыми и терпеливыми ко мне.
                                                                                                                                    2019 г

История cоздания стихотворения:

0
0


Понравилось произведение? Поделитесь им со своими друзьями в социальных сетях:
Количество читателей: 44

Рецензии

Всего рецензий на это произведение: 1.
Хорошая проза... Вспомнился далекий 1982 год. Тогда я, будучи студентом, отработал 2 месяца производственной практики в Оленегорске. В небольшом городе, под Мурманском. Там действительно не природа, а просто - красотища! На летнюю рыбалку всегда и везде рыбаки берут с собой достаточный запас питьевой воды. Но только не в Заполярье. Черпнул воду кружкой прямо под надувной лодкой - и напился. Красота!.. Спасибо за воспоминания!
2019-10-26 18:04:43

Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.


Регистрация


Рейтинг произведений


Вход для авторов
Забыли пароль?
В прямом эфире
Доброта - высшая благодать наших душ! Помню свою бабушку и родителей своих за их доброту!
Спасибо, Мария! Прости, что не часто захожу к тебе.
Рецензия от: Эдуард Неганов
2020-01-20 17:43:53
Спасибо, Мария, за трепетные стихи! Сколько дней бездарно потеряно в короткой жизни людей.
Как-то на авось многие надеются...
Рецензия от: Эдуард Неганов
2020-01-20 17:37:02
Бедняга снова не нажрался
Он вновь, как кур во щи попался
И репутацию, опять он подмочил
Хотя, что было на окне...фууу
Ты-ж знаеш Ленка, что такое
Да никогда я, не любил
Сама наверное, сожрала
И на меня опять кивала
Рецензия от: Виталий Потапов
2020-01-20 17:36:42
На форуме обсуждают
Karl Volokh
6 год ·
Був днями на одній телепередачі, де ведуча, між іншим, повторила відому ще з передвиборчої кампанії тезу про «теплу ванну Порош(...)
Рецензия от: Юрко
2020-01-20 17:22:14
Тамара Горіха Зерня

Чому ми так пильно відстежуємо інтерв’ю Зеленського кожному закордонному виданню?

Тому що людина не змінюється у важливих р(...)
Рецензия от: Зрадонька
2020-01-20 17:10:55
Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законами Украины. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.