АНОНС конкурса "Ветер вольных вод"
/ АП Творческие конкурсы /
БОЛЬ ЗЕМЛИ
/ АП Текущий момент /
Сейчас на сайте 3643 человека
Кто онлайн?
Популярное
Новые авторы
Присоединяйся
twitter
youtube
Скажи що небудь, щоб я тебе побачив ( Сократ)
Автор: Радонька
Опубликовано: 2020-05-09 08:55:11

Цікаво про цікаве

🌠Світ дивовижний.
Він вражає неповторною природою, яскравими барвами, різноманіттям
цікавих явищ.
Чудова музика, неперевершені твори мистецтва - плоди творіння
неординарних постатей.
Ці люди, частіше за все, мали складні долі.
Вважаю, що в наш нелегкій час, коли Всесвіт випробовує людство на
міцність, варто трохи озирнутися і згадати тих, хто змінював світ на
краще. 🌞
Запрошую ділитись на цій сторінці цікавими фактами про цікаве)

Количество читателей: 844

Всего рецензий на эту публикацию: 101. Читать все рецензии >>>
Последние 15 рецензий (последнее сверху):
Дмитрий Чекалкин
Главную роль в спасении итальянской экспедиции сыграли два человека - профессор Рудольф Самойлович и радиоинженер Николай Шмидт. Оба расстреляны...

Из материалов уголовного дела: “28 декабря 1941 г. обвиняемый, провоцируя следствие, вскрыл себе вены, симулируя свою невиновность...”.

Бессмертный барак:
Вечером 3 июня 1928 года Николай Шмидт на самодельный одноламповый приёмник-сверхрегенератор среди шума и треска услышал и записал в журнал обрывки фраз радиограммы на эсперанто: “ITALI... NOBILI... FRAN... SOS SOS SOS... TERRI TENO EHH”.

Сигналы подавал дирижабль “Италия”. Экспедиционный дирижабль с экипажем из 16 человек вылетел из Ню-Олесунна на Шпицбергене 23 мая, пролетел над Северным полюсом, но на обратном пути потерпел катастрофу. Часть экипажа погибла. Выжившие около месяца провели на льду в лагере, который получил известность как “Красная палатка”.

SOS, через неделю после катастрофы, передавал из ледового лагеря радист экспедиции Джузеппе Биаджи (при помощи аварийной КВ- радиостанции, которая чудом уцелела после того, как дирижабль рухнул на лед).

Эффективность передач была малой из-за низкого расположения антенны, и профессиональные радиостанции, обслуживающие ход экспедиции, их не принимали. Это навело официальные организации на мысль, что дальнейшие поиски в связи с катастрофой являются бессмысленными.
Однако поймать сигнал удалось Николаю Шмидту.

В зарубежной прессе разлетелась весть о том, что “... молодой радиолюбитель, живущий где-то под Архангельском, сумел на самодельный приёмник принять сигналы бедствия экспедиции Нобиле”.

На помощь экспедиции были направлены советские ледоколы “Малыгин” и “Красин”. На “Красине” спасательной операцией руководил полярный исследователь Рудольф Лазаревич Самойлович. “Малыгин” был зажат во льдах Баренцева моря и выбыл из процесса 20 июня.
Операция прошла успешно и 25 июля спасенные итальянцы отправились домой.

После этих событий Николай Шмидт работал в строительном учреждении и радиоотделе Узбекского управления связи - изготавливал и монтировал КВ-передатчики.

В декабре 1941 года он бы арестован, в августе 1942 - расстрелян. Шмидт был обвинен в антисоветской агитации и шпионаже. Обвинение основывалось на том, что дома у него были обнаружены радиоаппаратура и компоненты приёмников и передатчиков (после начала войны гражданам было предписано их сдать), а также некоторые закрытые документы наркомата связи. Кроме того, в вину ему вменили критические высказывания о кадровой политике правительства.
#гетьвідмоскви #ніколизнову
2020-09-27 15:35:01 |
Знову почув про "Дике поле".
Друзі, це маніпуляція.
Термін "Дике поле" вигадали поляки у 16 ст.
"Диким полем" називали усі землі на південь і схід від Білої Церкви. Навіщо? Щоб загарбати.

Хоч український Степ належав Війську Запорізькому, поляки ласо поглядали на нього, тим паче, що Січ стримувала тиск на на ці землі татар і турків. Тож польський уряд обізвав цей регіон "Диким полем", мовляв, там ніхто не живе, це "нічийні" землі й під цим приводом почав видавати шляхті грамоти на володіння тутешніми землями, незважаючи на наявність тут українських сіл, хуторів і зимівників.

Надто гарною була тут землиця для вирощування пшениці й жита, яке за срібло й золото у необмеженій кількості купувала супербагата Англія, яка усі свої землі пустила під випас овець - виробництво шерсті та сукна давало надприбутки.

Захоплення земель, названих поляками "Диким полем" стало однією з причин визвольних війн українського народу, в т. ч. тієї, що її почав Богдан Хмельницький 1648 року.

До речі, хутір Суботів, який відібрали у Хмельницького його вороги Конецпольські поміж інших населених пунктів теж вважався поляками "Диким полем", як і уся Чигиринщина, яку за такою само схемою король "подарував" Конєцпольським.

Така практика дуже сподобалася Катерин ІІ, яка теж обізвала Великий Степ "Диким полем" і привласнила. Луганськ стоїть на місці давніх козацьких поселень "Кам`яний брід та Вергунка. Два величезні його райони досі мають ці назви. Донецьк стоїть на місці козацького села Олександрівка. Маріуполь - давня козацька фортеця Домаха, а Слов`янськ - Тор.

Так що не ведемося на псевдоісторію від загарбників, вивчаємо справжню, і якщо вам зустрінеться ця картина відомого українського хадожника Сергія Васильківського під назвою "Дикое поле", знайте: насправді вона називається "Козак в Степу".

І да - Васильківський народився в місті Ізюм, яке - за визначенням польських і московських загарбників" було "Диким полем".

Післянаписаного:

"Народ, який не знає, або забув своє минуле, не має майбутнього" (Платон)
Від себе додам: а ще він приречений крокувати по колу та ще й по граблям, вперто обираючи ц владу комуняк та "совків". Як минулого року.

Павло Бондаренко
2020-09-27 08:51:12 |
«Злые песни Гийома дю Вентре».
История созданий этого произведения тронула меня до глубины души. Думаю, что равнодушным эта история не оставит никого.

Этот текст я перепечатала из интернета

Харон и русский зэк Гийом дю Вентре
Гийом родился в сталинском лагере, а вышел после своих родителей
ОБЩЕСТВО22:00 06 августа 20081 069

Хочу представить вам, читатель, бретера и гуляку, друга моей юности, дравшегося в Варфоломеевскую ночь на стороне избиваемых гугенотов, еретика и атеиста, осужденного по 58-й с несколькими пунктами, гасконца, потому что им был Д ‘Артаньян, и друга Генриха Наваррца, потому что мы все читали «Королеву Марго», великого и никому не известного зэка Гийома дю Вентре.
Нет, все это не бред воспаленного воображения — это наша жизнь, умеющая сплести из нитей чистой, неприкрашенной правды ковер-самолет, или шапку-невидимку, или судьбу Гийома дю Вентре.
Возьмем ее вполне реальные очертания, которые можно под¬твердить документами из личного дела, досье, переписки или метрикой, патентом, справкой о реабилитации.
Жил-был человек по фамилии Харон, хромировал бабки и преподавал во ВГИКе, дирижировал оркестром и валил двуручной пилой кедры, изобретал многоканальную систему звукозаписи и карусельный станок по непрерывной разливке чугуна, присутствовал на премьере «Броненосца «Потемкин» в Берлине и при записи фонограммы фильма «Дневные звезды» в Москве, бил ломом лунки под взрывчатку и учил сына произносить букву «р» непременно в слове «синхрофазотрон». Был поэтом и педантом, вольнодумцем и ортодоксом, болел всеми болезнями своего времени и имел к ним пожизненный иммунитет. Был похож на птицу и вообще, и в смысле «мы вольные птицы; пора, брат, пора». И умер в благополучной Москве от лагерного туберкулезного удушья, перехватившего вздох легких.
Вам уже стало понятнее? Значит, мы на верном пути.
Когда-нибудь, ну, не при нашей с вами жизни — при жизни наших внуков и правнуков человечество преодолеет распри и в новом, удивительном единстве своем захочет заново прочесть историю, избрав в качестве оглавления не хронологическую цепь войн и монархов, катаклизмов и классовых битв, а последовательную, никогда не прерывавшуюся череду вершин — деяний человеческого духа, которая одна только и способна привести человечество к осознанию себя как единства.
И построит это будущее человечество музей, в который со всех концов земли, из всех стран и континентов будут привозить детей. Здесь, в залах этого музея, человечество выставит самые памятные, самые гордые свидетельства того, как вопреки всем мерзостям зла и вражды, сытой тупости и голодного отупения, сквозь все ночи мира светил людям бережно сохраняемый огонь добра, братства и творческой воли. В разделе рукописей, между дневниками Анны Франк и обгорелыми листами «Мастера и Маргариты» будет лежать небольшая, отпечатанная на розоватых синьках книжка «Злые песни Гильома дю Вентре».
Задача у меня как у автора нелегкая. Мне необходимо изложить четыре биографии трех авторов «Злых песен…».
Яков Евгеньевич Харон — известный советский звукооператор, начинавший работу в кино фильмами «Поколение победителей» и «Мы из Кронштадта». Он автор «Прозаического комментария» к пяти поэтическим тетрадям, принадлежащим перу Гийома дю Вентре — поэта, которого не было. Этого поэта придумали два молодых человека, сидя в лагере под названием «Свободное» на трассе нынешнего БАМа. Один из них — Харон, второй — Юрий Николаевич Вейнерт, потомственный интеллигент, профессию которого определить довольно трудно, ибо академий он не кончал и главные свои знания и умения приобрел в ссылках и лагерях, где с небольшими перерывами провел всю жизнь с шестнадцати лет до трагического дня 1951 года, когда его не стало.
Таковы три автора: Харон, Вейнерт, которого Харон постоянно называл Юрка, и Гийом дю Вентре — поэт, которого они выдумали.
А биографий четыре, потому что у Гийома дю Вентре их было две.
«…Вот она, — писал о первой из них Харон, — заветная коробка из-под какой-то подписной книжки — хранилище полулистков, перепечатанных в самом конце сорок седьмого. Мы были не только суеверны, но и предусмотрительны. Поэтому мы «уточнили» дату рождения дю Вентре, далеко не достоверную, — 1553; мы надеялись приурочить издание к четырехсотлетию. В какой-то мере — с поправкой на эти четыреста лет — мы, сами того не подозревая, оказались пророками: уж раньше пятьдесят третьего (молодым уже приходится пояснять: 1953-й — год смерти Сталина. — А. С.) эта публикация никак не могла состояться».
Эту первую биографию сочинили дю Вентре авторы. И если не знать, что такого поэта вообще не существовало в природе, можно вполне принять его жизнеописание за старомодный, но добросовестный экскурс в историю Франции XVI века и ее литературы.
Со времени предполагаемого четырехсотлетия со дня рождения дю Вентре прошло уже немало лет, но оно так и осталось неотпразднованным. Даже имя героя стали писать иначе: не Гильом, как это было в сорок седьмом, а Гийом, как это принято теперь, пятьдесят с лишним лет спустя. Выбыли по возрасту те, кто слышал первые сонеты Гийома в «Свободном», в Москве, в Воркуте, в Ленинграде, — свидетели и участники другой биографии дю Вентре, той, которая началась в 1943 году, когда, разлив в кокили жидкий чугун из рогача и опустившись без сил на пол литейного цеха, построенного за месяц в заводе-лагере, двадцатидевятилетний Юрий Вейнерт сказал своему напарнику и ровеснику Якову Харону, глядя на льющийся чугун и красноватую окалину:
— Вот так Вулкан ковал оружье богу…
— Персей Пегаса собирал в дорогу, — отозвался Харон, от усталости с трудом ворочая языком.
Это начало второй биографии дю Вентре. Впрочем, ее можно было бы назвать биографией сонетов, и продолжалась она до того дня, когда в 1989 году из печати вышел первый сигнальный экземпляр книги.
На этом можно было бы поставить точку и дать читателю самому разобраться в литературных и исторических хитросплетениях этой игры в поэта XVI века. Он просвещенный, он знает, что именем Козьмы Пруткова прикрывались в достославное время Алексей Константинович Толстой и братья Жемчужниковы. Равно как про Клару Гасуль ему известно, что настоящее ее имя вовсе Проспер Мериме. И во всех энциклопедиях написано, что от избытка сил, литературного веселья и мастерства рождались на свет литературные мистификации — плоды свободных занятий свободного ума в свободное время. И, следовательно, ничего особенного нет ни в Гийоме дю Вентре, ни в его сонетах. Просто еще один литературный факт.
Тут-то и явится странная фантазия или даже страшный сон. А взять бы тех свободных фантазеров и посадить в лагерь или шарашку какую-нибудь. И после шестнадцатичасового рабочего дня дать им возможность сочинять веселые афоризмы, пьесы или стихи!
«Такой эксперимент некорректен», — скажет ученый муж из тех, кто пишет энциклопедии, чурается фантазий и не видит страшных снов.
Но что поделать, если жизнь время от времени сама ставит сей некорректный эксперимент, и не в страшном сне, а на самом что ни на есть яву. Помните, где писал «Дон Кихота» Сервантес? «Что делать?» — Чернышевский? Эксперимент, побочным резуль¬татом которого явился на свет Гийом дю Вентре, был поставлен в нашем Отечестве с большим размахом и занял более полутора десятилетий. Поэтому не знаю, как там было бы с Алексеем Толстым или Проспером Мериме, а насчет дю Вентре позволю себе сделать один предварительный вывод: свободная фантазия свободного ума, видимо, может осуществить себя в стихах и в прозе даже в «Свободном». Как я уже говорил, именно так назывался завод-лагерь — место рождения Гийома дю Вентре и его стихов.
Чтоб в рай попасть мне — множество помех:
Лень, гордость, ненависть, чревоугодье,
Любовь к тебе и самый тяжкий грех —
Неутолимая любовь к свободе.
Харон всегда иронизировал над теми, кто считал его неисправимым оптимистом. Я был и остался одним из них. Все дело в том, что оптимизм Харона не был свойством его ума, оптимизм был скорее присущ всему его существу, его способу жить, какими бы малоприятными гранями жизнь к Харону ни оборачивалась. Мне больше не довелось встретить в жизни человека, который восемнадцать лет тюрьмы, лагеря, ссылки считал бы затянувшейся нелетной погодой и сетовал на то, что эти годы можно было употребить с большей пользой для дела. Да, да, и карусельный станок, и Гийом дю Вентре, и все прочее, сделанное в этих условиях и вполне достойное именоваться чудом воистину возрожденческой отдачи, он считал отлучением от той — самой главной своей любви, — отлучением от звукового кинематографа. В сорок седьмом, вернувшись после первых десяти лет, он вошел в свой звуковой кинематограф, как входит в родной дом человек, вышедший на полчаса прогуляться, — ему было в нем все ведомо и профессионально подвластно. Вернувшись второй раз еще через восемь лет (на свободе он не провел и года), он снова оказался профессионалом первой руки, способным и к совершенствованию своего дела (о чем говорит медаль ВДНХ за изобретение новой четырехканальной си¬стемы звукозаписи), и к передаче своего опыта — лекции во ВГИКе, беседы о звуке на 4-й программе ТВ и прочая, и прочая.
Что это — застой в теории и практике звукооператорской профессии или счастливое умение не отстать от времени? Или, может быть, это вневременное свойство человека искусства оста¬ваться им, если искусство это ты носишь в самом себе? И в этом смысле строки дю Вентре, напоминающие шумовую композицию:
Ночь. Тишина. Бой башенных часов…
Их ржавый стон так нестерпимо резок:
В нем слышен труб нетерпеливый зов
И злобный лязг железа о железо…
Это не только стихи, но еще и упражнения пианиста, лишенного рояля, — дробь пальцами по лагерной доске, профессиональная тренировка звукооператора? Или просто доказательство невозможности сломить человеческий дух ничем, кроме прямого убийства?
Человеку, чтобы изжить свой страх, необходимо сначала решиться и назвать его. Может быть, это характерно и для человечества? И в конце 50-х вместе с поднявшимся из небытия архипелагом потому и возникла «лагерная литература»? В моем представлении это понятие имеет никак не меньшее право на существование, чем деревенская проза или городской фольклор.
Она начиналась для нас, читателей, с «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицына и стихов Заболоцкого «Где-то в поле возле Магадана», она была предуготовлена песнями про Ванинский порт и про то, как мы бежали «по тундре, по широкой дороге..». Она наконец уже не для всех, но все же в те времена для многих продолжалась «Крутым маршрутом» Евгении Гинзбург и рассказами Варлама Шаламова, написанными тогда же, но не напечатанными нигде, кроме самиздата.
Когда зарождавшемуся потоку была поставлена официальная плотина, он ушел под землю и, поддерживаемый беззаветной смелостью безымянных машинисток, бурлил в укромных ящи¬ках письменных столов. В него вливались новые и новые ручьи, и в конце концов стоило времени открыть шлюзы, он снова выплеснулся на поверхность в наши дни.
Однако поток этот внутренне не был един. Наряду с названными мною появлялись и другие книги, тоже свидетельства очевидцев, кем лагерь был воспринят или по крайней мере описан не как всечеловеческое общенациональное бедствие, а как некое специфическое испытание партийной совести и партийной нравственности, побуждавшее героев (не только в смысле героев книг, но и в прямом, словарном смысле этого слова) совершать там, в лагере, поступки с особым значением.

Я не имею права быть кому бы то ни было судьей. В конце концов абсолютное большинство книг о лагере написано людьми, там побывавшими, и дело их взгляда и дело их совести писать о том, что они пережили там, — как они считают нужным. Поэтому мне кажется важным в этом очевидном и, видимо, принципиальном разногласии прояснить позицию Харона.
«…Ну разве не жаль будет, если из обширной уже мемуарной литературы, и так и этак освещающей те безвозвратные времена, ты только и усвоишь, будто делились мы там на «работяг» и «придурков», на «настоящих, стойких» (вся настоящесть и стойкость которых предположительно в том и заключалась, что они «ничего не подписывали») и на «сломившихся, ненастоящих» (поскольку они, сукины дети, что-то там подписывали), или еще: что были там «урки», «блатные» — этакие бяки, свалившиеся с Марса или засланные к нам с не открытых еще островов Юмби-Тумби, — словом, не нашего роду-племени, не нашей отчизной рожденные, вскормленные и воспитанные… И будто стойкие занимались изнурительным трудом — принципиально! — и никаким другим, недоедали, недосыпали, не играли, не сквернословили, не выпивали, не воровали, не роняли ни при каких обстоятельствах своей настоящести, так что даже трудно поверить, что у них не отросли ангельские крылышки. И что они, как и подобает святым, ну ни капельки не причастны к тому, что с ними — и не с ними одними — приключилось, равно как не причастны они к появлению на свет божий блатарей и прочих исчадий ада…».
Объективности ради процитирую еще раз Шаламова, его опубликованные в «Новом мире» фрагменты «О прозе»: автор «Колымских рассказов» считает лагерь «отрицательным опытом для человека — с первого до последнего часа. Человек не должен знать, не должен даже слышать о нем. Ни один человек не становится ни лучше, ни сильнее после лагеря. Лагерь — отрицательный опыт, отрицательная школа, растление для всех — для начальников и заключенных, конвоиров и зрителей, прохожих и читателей беллетристики».
Где же среди этих координат сама книга Харона, его лагерь, его опыт, такой, каким он его помнил и написал? Собственно, ради этого и затеян весь разговор о лагерной литературе. И это не праздный вопрос: когда время позволило извлечь хароновскую рукопись вместе со стихами из-под спуда, я показал ее нескольким очень уважаемым мною редакторам литературных журналов. Но они отказались ее публиковать. Я был удивлен и разочарован их незаинтересованной сдержанностью. И только рассмотрев это их решение в оси названных мною координат, я, кажется, понял: хотя рукопись «Злых песен» несомненно принадлежала к общечеловеческому, а не ведомственному руслу лагерной литературы, она имела слишком необычный, нерастворимый цвет. Рядом с теми же «Колымскими рассказами» Шаламова лагерь через призму хароновской памяти мог показаться забавным, нестрашным и уж по меньшей мере кощунственно легкомысленным.
Если не знать, что любимым литературным героем Харона был Иосиф Швейк, если не прислушаться к его предупреждению, что сходство свое с бравым героем Гашека он объяснял «…сходством если не самих наших приключений, то уж характера нашего восприятия таковых», или не обратить внимания на такое признание: «От трагического до смешного, как известно, — один шаг, и я, кажется, так устроен, что делаю этот шаг с особой радостью, хотя бы самому мне и пришлось быть объектом осмеяния — какая разница?!», то можно и вправду подумать, что либо лагерная ноша, доставшаяся Харону, оказалась легче прочих, либо наружная легкомысленность его манеры изложения свидетельствует о недостаточной серьезности самого автора.
Мы вообще если уж беремся вскрывать темные стороны жизни, то непременно с помощью тяжелых предметов. Вы не замечали, как тяжелеют басни Лафонтена в крыловских переложениях? «Печаль моя светла» — на это во всей русской литературе отважился только Пушкин.
Я был знаком с Хароном задолго до собственного рождения. И потому да простится мне вольное рассуждение об этом странном поколении, поколении моих родителей.
Особенно привлекает меня одно его уникальное, ныне почти вытравленное качество, которому мы с вами обязаны многим, в том числе и появлением на свет Гийома дю Вентре. Харон в одном из писем так определил интересующее меня свойство: «…удивляться хоть какой эрудированности не полагалось: это свидетельствовало бы о собственном невежестве, а в те годы невежество считалось еще предосудительным». Жажда знать и умение учиться — вот главные приметы тех, кто родился между 10-м и 17-м годами два¬дцатого века.
Я не обществовед и потому не берусь судить, что породило эту черту: то ли детство, совпавшее с величайшими социальными катаклизмами, то ли еще не выветрившийся дух академического знания, в конце концов этими катаклизмами вытравленный, — во всяком случае большинство людей этого поколения обладали совершенно недоступным мне спектром человеческих знаний. И ведь никак не скажешь, что жизнь их к этому подталкивала наличием каких-то особо благоприятных условий — скорее наоборот. Харон, с его тремя курсами Берлинской консерватории и немецкой гимназией, где он влюбился в генетику, — скорее исключение, чем правило. Но ведь не там же его учили устройству двигателя внутреннего сгорания или технологии литейного дела!
А Вейнерт? Вейнерт, который первый раз отправился в ссылку сразу после окончания девятилетки, окончил в промежутках между отсидками ФЗУ и один курс Ленинградского института железнодорожного транспорта! Его университеты, правда, более разнообразны. «В это время я была у него в Малой Вишере, — вспоминала о ссылке его мать, Ядвига Адольфовна, — маленький городишко, скорее село, деревенские домики, грязь, немощные дороги, и на каждом шагу то научный сотрудник Эрмитажа, то известный историк, то профессор университета — «бывшие». Или о свидании в Мариинске — это уже следующая ссылка: «Сначала все были на общих работах, тащили из замерзшей земли турнепс и свеклу, потом были на строительных работах. В группе строителей счастливо сочетались: архитектор, музыкант и художник-живописец. Жадный на всякие знания, особенно по разным видам искусств, Юра оказался благодарным учеником. Глотал, пожирая, все, о чем говорилось, вырабатывал свою точку зрения, свой собственный вкус».
Но ведь и мое поколение уважение к чужому умению и даже восторг перед ним сохраняло. Однако восторг перед чужим мастерством не был связан с потребностью освоить его. А вот что по этому поводу думал Харон: «Всю жизнь, сколько я себя помню, это казалось мне величайшим счастьем — уметь что-то делать. Не как-нибудь, не тяп-ляп, а по-настоящему, красиво, легко, свободно, виртуозно. Разницы в профессиях для меня в этом отношении просто не существовало. Красивая работа столяра или пианиста, тока¬ря или живописца, слесаря-лекальщика или хирурга — всё мне казалось равно прекрасным и вызывало горячую зависть. «Вот бы мне так» — пожалуй, наиболее постоянный лейтмотив моих заветных дум и мечтаний в течение долгих лет, чуть ли не всей жизни»..
Наверное, только на крутом переломе эпох рождаются поколения, которым так щедро отпущен талант всему научиться, суметь все, что потребует от них жизнь. Но уж зато и требования были под стать эпохе: войны, лагеря, коллективизация, индустриализация. Их эпоха не давала им, да и сама не знала, передышки — может быть, поэтому меньше всего они были философами. Если они чувствовали разрыв между перенасыщенностью времени и неустроенностью души — они писали стихи.
Что же они такое — эти стихи Харона и Вейнерта, рожденные «во глубине сибирских руд»? Откуда они, каковы их ценность, их поэтическая генеалогия, наконец, как вообще могли они появиться на свет в зауральском лагере с их латынью и французским, с их Шатильонами и Дуврскими скалами? Что в них всерьез, а что игра? Они — порыв истинного поэтического чувства или упражнения изощренного ума?
Зачем он им нужен был там, этот веселый и трагичный, отчаянный и нежный француз с его сонетами?
И все-таки: почему француз, почему XVI век. На первый вопрос ответ столь прост, что даже неловко: кто был первым героем нашей мальчишеской дружбы, образцом благородного рыцарства — д’Артаньян, не так ли? И у Харона с Вейнертом, чем они хуже? Впрочем, если вам больше по вкусу Атос или Сирано де Бержерак, я лично не стану с вами спорить — суть-то та же.
И XVI век с Варфоломеевской ночью — тоже под влиянием «Королевы Марго» Дюма, да «Хроник времен Карла IX» Проспера Мериме, а также из-за сходства его с современностью, которая началась для Харона в 1937-м. Правда, времена Генриха Наваррского позволяли хотя бы определить позицию в происходящем избиении инакомыслящих, а в 1937— 1938-м в этой всеобщей варфоломеевской ночи «папистов» от «гугенотов» не отличало ничто, кроме временного служебного положения.
Только цитировать Дюма и Мериме и блистать изречениями приходилось в «Свободном» исключительно по памяти — литературных справочников или латинских словарей в заводе-лагере не было предусмотрено. Если б у нас с вами был такой культурный запас, мы, может, тоже бы не удержались — похвастались.
«Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее, — ска¬зал в своей нобелевской лекции Иосиф Бродский, чей личный опыт в иных исторических обстоятельствах сходен с хароновским, и добавил: — Свободнее — хотя, возможно, и не счастливее».
Вообще, как вы уже, видимо, заметили, слово «свобода» и его производные витают над этой историей как призрак судьбы и как парадокс времени. Так и хочется вспомнить дю Вентре:
Пять чувств оставил
миру Аристотель.
Прощупал мир я вдоль и поперек
И чувства все
порастрепал в лохмотья –
Свободы отыскать нигде не мог.
Пять чувств всю жизнь
кормил я до отвала,
Шестое чувство —
вечно голодало.
Немногие события в жизни Гийома дю Вентре уподоблены обстоятельствам жизни его авторов. Заключение в Бастилию, изгнание из Франции — вот, пожалуй, и все. Зато в зеркале характера дю Вентре отражаются их черты: и молодость, и бесшабаш¬ный атеизм, ироничность, задиристый, не признающий запретов юмор, неприхотливость в житейских обстоятельствах и даже уве¬ренность в незаурядности своего предназначения.
Пусть не так отчетливо и резко, но отразился в сонетах и разнобой их чувств (ведь писался дю Вентре не один год): грусть и жажда мщения, тоска несвободы и жар схватки со злом, моление о справедливости, страх перед беспамятством близких, счастье полученного письма, горечь измены… Чувства сосуществовали, влияя на жизнь авторов, — овеществленные в стихах и собранные в тетради, они становились биографией героя.
Только не стоит воспринимать сходство их чувств и биографий слишком буквально. Очень соблазнительно в строках «дрожи, тиран, перед моим пером» или «но я тобой, король-мясник, не побежден» — и еще в десятках подобных строчек вычитать их ненависть к Сталину или, на худой конец, к Ежову с Берией. А по-моему, не стоит им навязывать нашу сегодняшнюю «мудрость». Свобода и тирания — вечное противоречие, вечная боль человеческой души и, следовательно, — вечная тема. «Стихи заводятся от сырости, /от голода и от войны/ и не заводятся от сытости,/ и не выносят тишины» — это определение Слуцкого куда точнее разъясняет, откуда они брались — сонеты дю Вентре со всеми их эскападами, драмами, любовью и враждой.
Еще одна забавная деталь: готовя к изданию на инженерных синьках первые сорок сонетов, уже переписанных каллиграфическим почерком Вейнерта на специально вынесенных из заводского КБ, где они к тому времени работали, восковках и кальках, авторы остановились перед необходимостью снабдить свое издание портретом героя. Тогда они взяли Юрину фотографию, недрогнувшей рукой пририсовали ему усы и мушкетерскую эспаньолку и — в бой… Мы потом в книге этот портрет использовали: слева — Харон, справа — Вейнерт, а посередине — Гийом дю Вентре: сходство с родителями весьма очевидное.
В конце 1947 года, отсидев свои сроки, Харон и Вейнерт уехали из «Свободного», увозя четыре экземпляра книжки дю Вентре с готовыми 40 сонетами. Нельзя сказать, что они чувствовали себя свободными, как ветер, так как жить в Москве, Ленинграде и еще одиннадцати городах им не разрешалось. Проведя контрабандой несколько дней в Москве, они разъехались. Вейнерт устроился в Калинине на вагоностроительном, Харон отправился в Свердловск — на киностудию. И если б судьба недвусмысленно не на¬помнила им о себе, то вторая биография дю Вентре могла бы на этом оборваться: продолжать писать сонеты, находясь на воле, со всеми ее проблемами и соблазнами… Впрочем, как сказал поэт, «что ж гаданье, спиритизма вроде...» Гадать нет надобности, судьба в обличье определенного ведомства, как я уже сказал, призвала их снова, не подвергнув даже годичному испытанию свободой.
Теперь их ждал уже не лагерь, а бессрочная ссылка. У Харона — в местечке Абан, в Зауралье, у Вейнерта — на шахте в каких-нибудь четырехстах километрах. В четырехстах непреодолимых километрах.
Сонеты рождались порознь и совершенствовались в письмах. А жизнь авторов, теперь, увы, не скрепленная единством места, шла разными руслами. Харон работал счетоводом, преподавал в школе, вел автотракторный кружок и даже ставил спектакли в самодеятельности. Спектакли имели успех на областных смотрах, правда, постановщика туда не выпускали. Харона спасали работа и легкомыслие. У Юры была только работа. И тоненькая ниточка писем не выдержала.
Никто так до конца и не узнал, был ли это несчастный случай или самоубийство. Юру нашли в шахте мертвым. Ботинки его почему-то стояли отдельно. Это был 1951 год. До четырехсотлетия со дня рождения дю Вентре оставалось всего два года.
Харон вернулся в 1954-м. Жил он у нас с мамой на Зубовской, и главное, чем был первое время занят, — перепечатывал на машинке, доделывал, шлифовал сто сонетов Гийома дю Вентре. Это был его долг перед памятью Юры. Поразительно все-таки сосуществовали в нем легкомыслие и основательность. Он не разогнулся, пока не собрал в томик форматом в полмашинописного листа все сто сонетов. И пока не скрепил их только что появившимися тогда блокнотными пружинками, для чего собственноручно и многократно проколол верх и низ левого обреза каждой им перепечатанной страницы. Это было второе издание сонетов дю Вентре и первое полное собрание его сочинений. И только потом пошел получать бумаги по реабилитации.
Но мне бы не хотелось, чтобы создалось впечатление, что, собрав в книжку сонеты дю Вентре, Харон закончил главное дело своей и Юриной жизни. Нет и еще раз нет. Дю Вентре был в их жизни эпизодом, важным, многое в ней проявившим, но эпизо¬дом — и ничем иным.
2020-09-25 22:10:58 |
https://www.litmir.me/br/?b=84712



Вот два первых стихотворения из сборника «Злые песни Гийома дю Вентре».





1. Предзнаменования

Маркизе Л.

Над городом лохматый хвост кометы

Несчастия предсказывает нам.

На чёрном бархате небес луна

Качается кровавою монетой.

Вчера толпе о преставленье света

На паперти Нотр-Дам вещал монах;

Есть слух, что в мире бродит Сатана,

В камзол придворного переодетый.

В тревоге Лувр. Король — бледнее тени.

В Париже потеряли к жизни вкус.

И мне, маркиза, не до развлечений!

Покинув свет, тоскую и молюсь:

Тоскую — о возлюбленной моей,

Молюсь — скорей бы увидаться с ней!

2. Бургонское

Агриппе д'Обинье

Что нужно дворянину? — Добрый конь,

Рапира, золота звенящий слиток,

А главное — бургонского избыток,

И — он готов хоть в воду, хоть в огонь!

«Ты пьян, Вентре?» — Подумаешь, позор!

Своих грехов и мыслей длинный свиток

В бургонское бросаю, как в костёр, —

Кипи и пенься, солнечный напиток!

Когда Господь бургонского вкусил,

Он в рай собрал всех пьяниц и кутил.

А трезвенников — в ад, на исправленье!

Я в рай хочу! пусть скажут обо мне:

«Второй Кларенс 2), — он смерть нашёл в вине» —

Ещё вина! В одном вине спасенье!

2020-09-25 22:21:07
Язичницька легегда

А ви знаєте звідки на Землі з'явилися коти?

Ще в давнину, коли на Землі владували боги - славетний Велес, наймудріший і найвпливовіший з богів по своїх сравах часто мандрував між світами!
У світі Прави, спілкувався зі своїми братами богами...в світ Нави супроводжував душі померлих...а в наш світ - Яви, приводив душі новонароджених...
Одного разу застала його в нашому світі ніч..

Дуже стомлений Бог вирішив просто де небуть перепочити та переночувати...
Не знайшовши поряд ніякого поселення, він просто прийшов на прибране від врожаю поле і ліг спати в скирті сіна...
Заснув швидко і, мабуть, навіть грім не зміг його розбудити, так Бог міцно спав!
Прокинувшись вранці, простягнув Велес до своєї заплічної суми руку аби дістати кусень хліба, який завжди брав з собою в дорогу, відкрив її - там купа мишей...і хліб зник!
Розлютився Бог!
Закричав, затупотів ногами, що аж миші від його голосу злякались та кинулись навтьоки з суми в розтіч....

Тоді Велес зняв свою чарівну рукавичку, вдарив нею об землю і та вмить обернулась на дивного малого звіра хижого та прудкого!
Кинувся той звір за мишами і миттю всіх переловив та... з 'їв!
Вдоволений Велес простягнув руку, щоби обернуть звіра знов в рукавицю...а того й слід простиг!
Від того славетного звіра з тих пір живуть на Землі поряд з нами його пращури - КОТИ !!!
Переказано Н.Сорока
2020-09-25 21:02:55 |
Всегда есть выбор

Roman Volokh:
У рейхсмаршала авиации и официального наследника фюрера Германа Геринга был младший брат – по имени Альберт. Он родился в 1895-м году, и до 1933-го вёл жизнь богача, наслаждаясь удовольствиями – этому способствовало производство фильмов, Геринг-младший занимался кино. Всё изменилось после прихода к власти Гитлера.

Альберт Геринг не собирал антинацистских демонстраций (да и не собрал бы). Он протестовал по-своему. Например, однажды Геринг-младший присоединился к группе еврейских женщин, которым приказали вымыть улицу: взял тряпку, и стал на коленях тереть асфальт. Ответственный за охрану офицер СС, проверив его документы, в панике приказал прекратить уборку – испугавшись, что ему достанется за публичное унижение брата самого Германа Геринга.

Когда Альберта приветствовали популярной фразой «Хайль Гитлер!», он вежливо отвечал – «простите, но мне абсолютно на это плевать».

Он не стеснялся использовать свою фамилию, когда это было надо для спасения от смерти людей. Геринг-младший помог своему бывшему начальнику-еврею Оскару Пильцеру выехать из рейха и спасти тем самым свою жизнь, это же он сделал для нескольких участников антифашистского Сопротивления, включая и коммунистов.

После оккупации Германией Чехословакии Альберт занял место управляющего внешними продажами в концерне «Шкода». Он помогал подпольщикам в саботаже военной продукции. Альберт Геринг договорился с руководством СС, чтобы к нему отправляли заключенных для рабского труда на «Шкоде», а потом организовал побег – подкупленные водители остановили грузовики в лесной зоне, отошли типа покурить, а узники разбежались.

Гестапо начало расследование, и Геринг-младший в 1944-м году оказался под арестом. Правда, старший брат немедленно вступился, и младшего освободили. Герман злобно сказал родственнику – «Заканчивай со своим ненужным благородством. Моё влияние на фюрера катастрофически уменьшилось, возле него стоит Гиммлер, в следующий раз я не смогу тебя спасти».
Альберт не послушался. Официально на данный момент подтверждено, что он спас от смерти 34 еврейских гражданина Германии – но, учитывая другие случая, включая бегство узников концлагеря, число спасённых намного больше.

В мае 1945 года обоих братьев задержали войска союзников. Геринг-младший находился в тюрьме Нюрнберга на расстоянии нескольких камер от Геринга-старшего. Следователи не верили Альберту, считали ложью, что тот спасал людей, однако, спасённые выступили в его защиту, и Альберт Геринг был освобождён в 1946-м году.

Затем, на короткое время его задержали чехословацкие власти, но тут же отпустили – после протестов бывших участников Сопротивления. Трудно было поверить – надо же, брат заместителя Гитлера спасал партизан, коммунистов и евреев. Но, тем не менее, это всё-таки чистая правда. Каждый побег он оплачивал своими деньгами, с личного счёта, открытого в тридцатых в Швейцарии. Альберт потратил все средства до копейки, и это отразилось на его жизни.

Из-за своей фамилии, Геринг-младший не смог устроиться на нормальную работу – подрабатывал стенографистом и переводчиком, снимал маленькую квартирку, затем получал весьма скромную пенсию от правительства. Он умер 20 декабря 1966 года.

О заслугах Альберта в спасении людей от смерти начали говорить лишь в конце девяностых.
Сын спасённого им Оскара Пильцера, Герберт Пильцер, заявил в интервью германскому ТВ, что Геринг-младший помог не только его отцу – ему обязаны жизнью десятки семей из разных стран Европы.

Брат рейхсмаршала, конечно, не шёл с гранатой на танки, не убивал эсэсовцев, не устраивал засады. Однако, Альберт мог бы прекрасно устроить свою жизнь в рейхе при высокопоставленном братце, но предпочёл растратить все свои деньги на спасение незнакомых ему людей, и остаток жизни прожить в бедности.
Он не получил такого признания, как Шиндлер.
2020-09-25 07:54:50 |
Helgi Sharp
💥 ПРОНЗИТЕЛЬНЫЕ РАССКАЗЫ ИЗ ШЕСТИ СЛОВ.
Однажды Хемингуэй заключил пари, что сможет написать самый короткий трогательный рассказ в мире. Он выиграл спор: «Продаются детские ботиночки. Неношеные» («For sale: baby shoes, never worn»). С тех пор многие пытаются повторить его эксперимент и составить целую историю из 6 слов, способную тронуть и удивить читателя (в переводе может быть на слово больше или меньше):

📙Незнакомцы. Друзья. Лучшие друзья. Любовники. Незнакомцы.

📙 «Вы ошиблись номером», – ответил знакомый голос.

📙 Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.

📙 Я встретил родственную душу. А она – нет.

📙 Продаю парашют: никогда не открывался, слегка запятнан.

📙 Это наша золотая свадьба. Столик на одного.

📙 Сегодня я снова представился своей матери.

📙 Путешественник еще подавал сигналы. Земля – нет.

📙 Я принес домой розы. Ключи не подошли.

📙 Моя мама научила меня бриться.

📙 На разбитом ветровом стекле было написано «Молодожены».

📙 Наша спальня. Два голоса. Я стучусь.

📙 Я спрыгнул. А затем передумал.

📙 Мое отражение только что мне подмигнуло.

📙 Извини, солдат, мы продаем ботинки парами.

📙 Он кормит из бутылочки убийцу своей жены.

📙 Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение.

📙 Хирург спасает пациента. Пациент благодарит бога.

Off!
2020-09-24 08:32:24 |
Анестезия мысли - приоритет Лукашенка
2020-09-24 10:14:29
Вперше за 100 років! У Чорнобильську зону повернулися ведмеді. Відомо, що ці тварини мігрують з Білоруської території. Щоправда, поки невідомо скільки їх.

Науковці зазначають, що бурий ведмідь зник на території українського Полісся ще у ХІХ столітті. До початку 2000-них років не було жодних свідчень відновлення виду на цій території. Влітку 2018-го дослідникам пощастило нарешті зафільмувати хижака на відео.

За словами українського зоолога, який вже 30 років досліджує фауну Чорнобильської зони, Сергія Гащака, повернення великого хижака може бути пов'язане з відсутністю на цих землях людини і слідів його діяльності, зокрема, сільськогосподарської.

"Ведмедя можна зустріти практично по всій території, навіть взимку. Але їх ще не багато. Вони мігрують. До нас вони потрапляють, швидше за все, з білоруської території. Ми не знаємо скільки їх, як довго вони тут затримуються. Можливо, деякі живуть постійно. Ведмедів не було тут понад 100 років", – розповідає дослідник.

Також у цій місцевості значно зросли популяції вовків і рисей.
За матеріалами ВВС.
#Opendata #Суспільнеоко #ДобраНовина #Чорнобиль #ведмідь
2020-09-22 09:20:08 |
Павло Бондаренко
Ах, какую страну потеряли! Вот раньше... А сейчас... Бедные бабули - что они могут на свою минимальную пенсию купить... А вот в СССР...

Ну что же. Моя баба Паша в СССР как раз получала минимальную пенсию. Не потому, что ленива была в молодости. Там грустная история про колхозную пенсию.
В общем, получала она минимальную государственную. Это 28 рублей или 90 копеек в день, чтобы вы понимали. Ну да ладно - у тогдашних цен цифры от нынешних отличались.

Поэтому сравним чего и сколько могла моя баба Паша купить в далеком 1980 году с тем, чего и сколько современная украинская пенсионерка на минимальную (1712 грн) пенсию может себе позволить.

Хлеб. В СССР - 20 копеек. Баба Паша могла на свою месячную пенсию купить 140 буханок. Сейчас на минималку (15 грн/буханка) - 114 буханок.

Картоха в СССР - 14 коп/кг (200 кг), сейчас - 7 грн (245 кг)

Молоко разливное 1 литр в СССР 28 копеек (100 литров), сейчас разливное молоко продавать запрещают, но я беру у бабушек на рынке по 15 грн/литр (114 литров).

Масло сливочное в СССР 3 рубля 60 копеек (7 кг 800 гр.) сейчас - 200 грн (8 кг 600 гр).

Сахар в СССР - 94 коп/кг (30 кг), сейчас - 14 грн/кг (122 кг).

Селедка - 1 рубль 30 коп/кг (21 кг 500 гр), сейчас 56 грн/кг (30 кг 500 гр).

Яйца в СССР 11 коп/штука (255 штук), сейчас 1 грн. 70 копеек/штука (1000 штук)

Пальто женское самое дешевое в СССР 110 руб (почти 4 пенсии бабы Паши), сейчас - 1800 грн (чуть более 1 минимальной пенсии).

Телевизор цветной «Рубин-707Д».в СССР 685 рублей (24,5 бабулиных пенсии), сейчас TOSHIBA 32S2855EC - 3200 грн (2 минимальные пенсии).

Проезд в троллейбусе в СССР стоил 4 копейки (700 поездоб бабі Паши), а сейчас... Я ошибаюсь или пенсионеры в троллейбусах бесплатно ездят?

Скажут: зато квартплата, вода, канализация, электроенергия в СССР стоили сущие копейки, а сейчас?!

Правильно: в СССР электроэнергия стоила всего 4 копейки за киловатт и на пенсию моей бабули ее можно было "накрутить" аж 700 киловатт. А сейчас, при цене 1 грн 68 копеек/киловатт (даже не берем "льготные" 90 коп до 100 киловатт) на "минималку получается 1 тысяча 14 киловатт. Правда, еще доставка...

Правда за холодную воду и водоотведение баба Паша платила бы действительно копейки - целых 58 в месяц. Но... После закупки картохи, масла, селедки или сахару утешение слабовато, согласитесь.

Так что про расчудесную жизнь пенсионеров в СССР (можете такой же расчет сделать, например, для учителей, если интересно) и про "полвареника сейчас - это вас обманывают.
И да - в СССР субсидий не было.

Правда, при "слугах народу" количество тех, кто их получает резко снизилось, но это уже другой вопрос к данной теме отношения не имеющий. Хотя как посмотреть - 73% проголосовали так, как проголосовали, свято увровав в "полвареника" и "тарифній геноцид" в надежде "вернуть саветское время".

ЗЫ.
Народ, который не знает своего прошлого, не имеет будущего - сказал Платон.
От себя добавлю: такой народ обречен ходить по кругу, причем еще и по граблям.
2020-09-22 07:29:03 |
Эти цены я помню точно: хлеб 14 - 44 коп., картофель 8 - 11 коп., молоко 24 коп., сахар 78 коп., яйцо 8 коп 3шт. 110 рублей стоило вполне приличное пальто, но никак не самое дешевое.
2020-09-22 11:21:59
Пардон, опечатка яйцо 8 коп 1шт, а не3.
2020-09-22 11:29:58
В кожного свій погляд на слово " приличное". Для когось і влада зараз "приличная".

Все здали ворогу. І живуть собі "прилично". Кортежі в них "приличные", зарплата приличная, котеджі приличные.

2020-09-22 13:45:08
В СССР жилось хорошо примерно 30 лет, остальные "годы великих свершений" были полуголодные, порой жуткие и с опаской. Сейчас нас медленно уничтожают.
2020-09-22 15:11:51
Яков Иосифович Богорад, военный капельмейстер 51-го Литовского пехотного полка – настоящий автор и первый исполнитель марша “Прощание Славянки”, написанного им в 1904 году в Симферополе. Позднее марш был издан Богорадом в 1912 году под авторством некоего Агапкина, с ура-патриотическими лозунгами на обложке.

Марш представляет собой обработку хасидских мелодий “Хад гадья” и “Ле Шона”. В рассказе “Гусеница” Куприн описывает эту мелодию в 1905 году, за семь лет до официального издания марша, как песню подвыпивших балаклавских рыбаков.

В 1904 году в Симферополе выпускник Варшавской консерватории по классу флейты и дирижирования, молодой капельмейстер Яков Богорад (1879, Гомель – 1942, Симферополь) написал два военных марша для 51-го Литовского полка, расквартированного в городе, – марш “Тоска по Родине” (в качестве встречного полкового марша), и марш “Прощание Славянки” (как походный, прощальный марш полка).

В “Прощания Славянки” Богорад, который вырос в традиционной еврейской семье, использовал две старинные синагогальные мелодии. В сущности, он лишь сплёл в некое единство две музыкальные темы, оркестровал их, сменил традиционную синагогальную тональность и характерный еврейский литургический размер - три восьмых, на парадный маршевый - две четверти.

Автор назвал свой марш с местным колоритом – “Прощание Славянки”, из-за симферопольской речки Славянка, на берегу которой находились казармы 51-го Литовского полка. В городе был фонтан со статуей покровительницы реки – Славянки. К нему приходили прощаться перед отъездом из города.

С самого начала марш стал довольно известным. В связи с начавшейся Японской войной, на его мотив в народе стали сочинять протестные стишки, которые распевались от Крыма до Дальнего Востока:

Почему нас забрили в солдаты, отправляют на Дальний Восток?
Неужели я в том виноватый, что я вырос на лишний вершок?
Оторвут мне иль руки, иль ноги, на носилках меня унесут.
И за это, за страшные муки, Крест Георгия мне поднесут.

Тут же, специальным приказом, был дарован Литовскому полку другой марш лейб-гвардии.
Через много лет режиссер Михаил Калатозов умудрился вставить “Прощание Славянки” в свой фильм “Летят журавли”. Сцена с уходящими на фронт солдатами, под древние хасидские мелодии, составившие пафосный марш, произвела настоящий фурор в Каннах. Зал аплодировал стоя. Но это произошло уже в другую эпоху, в 1957-58 годах.

Яков Богорад не дожил до этого времени. Он был расстрелян фашистами в числе тысяч евреев Симферополя в 1942 году, в танковом рву на 11-м километре Феодосийского шоссе, то есть – примерно на речке Славянка…
https://ru.wikipedia.org/wiki/Прощание_славянки
2020-09-21 09:08:38 |
Павло Бондаренко
В Україні досі є Кіровоградська область.
Якщо хтось не знав трохи про людину, на честь якої її названо.

Сергій Миронович Кіров. Справжнє прізвище Костріков. До Жовтневого перевороту співчував "меньшовикам". Потім перебіг до Леніна і його банди. Жорстокий цинічний кар`єрист. Гарний оратор (базікало) і вкрай поганий організатор.

"Астраханський кат" - у 1920 році безпосередньо керував розстрілом демонстрації голодних робітників в цьому місті (до 4 тис. трупів). Як член Політбюро несе відповідальність за організацію Голодомору в Україні.
Ідейний натхненник Постанови ЦВК і РНК СРСР «Про охорону майна державних підприємств, колгоспів і кооперації та зміцнення суспільної (соціалістичної) власності» від 7 серпня 1932 року, яка у народі отримала сумнозвісну назву «Закону про п’ять колосків».

Як Перший секретар Ленінградського обкому ВКП(б) і член "трійки" причетний до сотень позасудових смертних вироків.
Улюбленець Сталіна і його відданий холуй.

1 грудня 1934 року вбитий у власному кабінеті Леонідом Ніколаєвим, який застав свою дружину Матильду Драуле та Кірова голими на дивані. Взагалі Кіров славився тим, що був видатним "бабником".

Ганебну смерть голого Кірова Сталін використав як привід для масових репресій, вигадавши міф про те, що Ніколаєв був учасником "фашистскої змови" й підстеріг Кірова у коридорі Смольного.

Розстріляли й Матильду Драуле. А також і віх її родичів. І всіх родичів Ніколаєва.

Для перейменування Кіровоградської області у Верховній Раді не вистачає 300 голосів. Нова фактична коаліція із "Слуг народу" та ОПЗЖ не хоче.
Бо "Ета же наша історія"...

Ага. Дуже красива історія. Героїчної загибелі одного з кривавих комуняк від кулі чоловіка-"рогоносця" верхи на його дружині.

Післянаписаного.

Народ, який не знає, або забув свою історію, не має майбутнього" (Платон)

2020-09-20 09:00:22 |
Красиво жить не запретишь

И... какая разница - как

Цент Москвы ЦВІНТАР и это всё объясняет
2020-09-21 10:28:03
Ибигдан:
Африканский Голобородько!
В 60-х жил в Замбии один учитель начальной школы и по совместительству глава Национальной академии науки, космических исследований и философии. Так вот, он на полном серьезе хотел первым отправить замбийцев на Луну, опередив США и СССР!

Эдвард Нколосо сам тренировал двенадцать замбийских астронавтов-подростков. Эдвард сажал детей в бочки и спускал с горы, так он имитировал перегрузки. Для привыкания к невесомости он сделал качель из тарзанки и шины, а чтобы невесомость была полной, веревку он перерезал после хорошего раскачивания. А еще он учил ходить своих афронавтов на руках, потому что был уверен, что это единственный способ ходить по Луне.

А как же ракета? Его ракетой была большая железная бочка, а вместо топлива он хотел использовать катапульту. Как вы уже поняли, у него ничего не вышло.

- Ну "папуасы" поверили же? И сейчас мы имеет точно такой же факт. "Зато честный и не ворует", "главное не умение, а намерение". Ну вы понели из какого ряда вот это вот все:)
- А назад как собирались возвращаться?
- А зачем? Кто же по собственному желанию вернется в Замбию? (снобо-сарказм)
https://www.newyorker.com/culture/culture-desk/
the-zambian-afronaut-who-wanted-to-join-the-
space-race?intcid=mod-latest
2020-09-13 08:07:58 |
Клас! Фамилия учителя бьіла Замбиебородько....
2020-09-21 13:22:52
Хабаровськ - дух свободи Нової України.

Так, слова гучні, але ми маємо на них право, адже його засновником був українець.

Його ім'я – Яків Дяченко, уродженець Полтавщини.
Він заснував Хабаровськ у 1858 році. Також заснував ще майже 30 населених пунктів на Далекому Сході.

У кінці ХІХ століття спільники Дяченка заснували розгалужену мережу сіл навколо Хабаровська. Самі українці складали там майже 90% населення.

Коли в імперії почались революційні події, Хабаровськ став ключовим центром "Нової України".

В місті діяла велика українська громада, школи, видавалися газети українською і формувалися частини українського війська.

Вже в 1930-х роках Хабаровськ став центром українізації Далекого Сходу.

Пам'ятаємо.
Все буде Україна!

https://www.facebook.com/groups/promovugroup/permalink/805339780039885/
2020-09-11 06:57:58 |
Олег Вишняков
ВІРТЕ В СВОЇХ ДІТЕЙ

Одного разу один маленький хлопчик повернувся додому зі школи і передав матері лист від учителя.
Мама раптом почала плакати, а потім зачитала синові листа вголос: «Ваш син - геній.
Ця школа занадто мала і тут немає вчителів, здатних його чомусь навчити.
Будь ласка, вчіть його самі».
Через багато років, після смерті матері, він переглядав старі сімейні архіви і наткнувся на цей лист.
Він відкрив його і прочитав: «Ваш син - розумово відсталий.
Ми не можемо більше вчити його в школі разом з усіма.
Тому рекомендуємо вам вчити його самостійно вдома».
Хлопчика звали Томас Едісон і на той час він уже став одним з найбільших винахідників століття.
Едісон проридав кілька годин поспіль. Потім записав до свого щоденника: «Томас Апва Едісон був розумово відсталою дитиною.
Завдяки своїй героїчній матері він став одним з найбільших геніїв свого часу».
2020-09-09 17:02:12 |

Беременная женщина в штате Аляска попала в сильную метель, когда ехала по трассе на своей машине. Из-за плохой видимости машина съехала с дороги. Женщина решила добираться пешком. Не прошла она и сотню метров, как у нее начались схватки. Она смогла найти место возле камня, где меньше снега, и потеряла сознание. Когда очнулась, возле нее была стая волков. Они окружили ее, как бы укрывая от ветра. Женщина даже не успела испугаться, как у нее начались роды. Минут через 20 она родила. Одна из волчиц перегрызла пуповину, вылизала ребенка и подтолкнула к матери. Та смогла взять малыша на руки и покормить его.

«Волки все время находились рядом со мной, прикрывая от вьюги. Я была как бы членом их стаи, нуждающимся в помощи. Вожак стаи слизывал снег и слезы с моих щек», — рассказывала в последствии женщина.
Через некоторое время на трассе был обнаружен пустой автомобиль и ее начали искать. Увидев волков, люди выстрелили в воздух. Когда те разбежались, спасатели заметили женщину с новорожденным ребенком.
2020-09-07 15:32:21 |
Дмитрий Чекалкин
5-го вересня. Історія терору.
Слово «терор» у перекладі з латини terror — страх, жах. По суті, це законодавчо виправдані насильницькі дії з боку влади проти політичних або класових угрупувань, або всього народу з метою придушення спроб спротиву опозиції, формування відчуття жаху (генів страху).

5 вересня 1793 р. Французький національний конгрес встановив Режим Терору для захисту революції. По суті, якобінці вперше офіційно запровадили системний політичний терор.
5 вересня 1918 р. Раднарком РСФРР видав декрет «Про червоний терор». «Забезпечення тилу шляхом терору» було названо «прямою необхідністю» більшовицької влади. В.Ленін узаконив терор як метод державного управління та комуністичного будівництва.
У постанові підкреслювалася потреба ізоляції «класових ворогів» у концтабори та розстрілів усіх причетних до білогвардійців осіб із публічним оголошенням про такі каральні акти. У Олександрівську (пізніше Запоріжжі) на Правому березі за часів Леніна з’явився перший концтабір для інтелігентів. Гірко визнавати, що трохи згодом з’ясувалося, що розстрільні плани червоного терору перевиконані – нікому було проектувати Дніпрогес, заводи. Тому заводи будували в США, перевозили в Запоріжжя і встановлювали. Для американських спеціалістів було спроектовано та побудовано найкращий виселок – Шостий, Соцмістечко.

«Самий человечный человек» вимагав: священиків знищити, як клас; інтелігентів брати в заручники, кожного десятого розстрілювати і додавав: чим більше, тим краще. Кобзарів прирівняли до жебраків і революційні трійки могли їх розстрілювати на місці.
За різними даними, упродовж 1918 – 1919 років червоні кати знищили понад півтора мільйона осіб.
Найстрашнішою карою для українців були три штучні голодомори:
1919 – 1921 рр. – вимордували міську інтелігенцію:
1932-1933 рр. – криваві жнива українського села;
1947 р. – контрольний постріл для українців.
Тим, хто народився у худеньких дистрофічних матерів, влаштовували покоси інтелігенції: перший покос – 1965-го, другий – Варфоломіївська ніч України – Різдво 1972-го.
І у кого повернеться язик запитати де наша еліта?
2020-09-06 08:46:57 |

Оставлять рецензии могут только участники нашего проекта.



Вход для авторов
Забыли пароль?
В прямом эфире
Гарний вірш,Таню!Сум і жах... Вічна пам'ять хлопцям!
Рецензия от: Юрий Роновский
2020-09-28 20:31:59
Дуже сумний привид для Вашого віршу, Галю...На жаль, але чуда не буває, або хтось недогледів за технікой, або людський фактор...Та батькам юнаків від цього не легше... Вічна діткам пам'ять, нехай такого більше не буде ніколи...
Рецензия от: Юрий Роновский
2020-09-28 20:27:49
Каждое слово из жизни. Прекрасная, душевная работа, Рая. Может кто-то изменит своё отношение к давшим нам жизнь, когда прочитает Ваш стих.
Доброго вечера Вам 🌹.
Рецензия от: Анатолий Уминский
2020-09-28 20:27:13
На форуме обсуждают

Роман Сущенко
Сьогодні день пам’яті Остапа Вишні (справжн. – Губенко Павло Михайлович; 1889–1956), українського письменника-сатирика і гумориста.
(...)
Рецензия от: Радонька
2020-09-28 15:21:51
Лариса Ніцой
- Добрий день!
- Здравствуйтє.
- Ні. Я перепрошую. Не здравствуйтє. Добрий день!
- Здравствуйтє.

Стикалися з такою ситуацією? Віт(...)
Рецензия от: Радонька
2020-09-28 11:32:26
Все авторские права на опубликованные произведения принадлежат их авторам и охраняются законами Украины. Использование и перепечатка произведений возможна только с разрешения их автора. При использовании материалов сайта активная ссылка на stihi.in.ua обязательна.